воскресенье, 18 декабря 2016 г.

Полинезийские традиции каннибализма в видео-клипе на песню Ника Кэйва «Where The Wild Roses Grow»



Видеоряд песни «Where the Wild Roses Grow» весьма любопытен, поскольку содержит завуалированные намеки на каннибализм, который, как известно, был широко распространен в свое время на территории Полинезии и Папуа Новой Гвинеи. Деликатесом для тамошних людоедов считались молоденькие девушки, которым предварительно с помощью дубинок ломали все ребра, кости ног и рук в многочисленных местах. Затем, их, уже не имеющих возможности самостоятельно шевелиться, осторожно погружали по шею в ручей или реку с быстрой, проточной водой и оставляли на три дня, для того, чтобы их мясо было особенно нежным на вкус. В конце третьего дня их добивали точным ударом камня или дубинки по голове, а затем устраивали пир для всего племени. Эти ужасные, шокирующие традиции, детально описаны в рассказах Джека Лондона о Полинезии, в частности в цикле «Рассказы южных морей» и повести «Джерри-островитянин», и те, кто знаком с творчеством этого популярного американского писателя не понаслышке, при просмотре данного видео-клипа достаточно быстро начинают догадываться, о чем в нем на самом деле идет речь.


Подливает масла в огонь и сам Ник Кэйв, заявив в одном из своих публичных кинематографических монологов: «В конце двадцатого века, я перестал быть человеком. В основном я чувствую себя каннибалом, который, тем не менее, продолжает оставаться человеческим существом». И хотя Кэйв подразумевает под этой аналогией лишь повседневную практику написания стихов, в процессе которой он «набирается опыта», чтобы «сварить» из них песню, однако его довольно странные откровения заставляют задуматься, а частенько ли бывает дым без огня? «В основном я предпочитаю готовить свою жену в собственном горшке», - хм, интересно, что он под этим имеет в виду? «Это мир, который я создаю», - продолжает Ник, - «Он полон монстров, героев… насилия… Они просто ломаная версия меня самого».


Существует также гипотеза о том, что создатель визуального ряда этого ролика, американский фотограф Рокки Шенк обыгрывает в этом небольшом кинематографическом произведении картину «Смерть Офелии» британского художника Джона Эверетта Милле, завершенную им в 1852 году, в основу, которой положен сюжет пьесы Шекспира «Гамлет». Офелия была возлюбленной безумного датского принца, который в результате затмения разума, наступившего после встречи с демоном в образе усопшего короля, убил ее отца Полония, в результате чего она сама помешалась рассудком и погибла в результате несчастного случая, когда случайно сорвалась в реку и утонула, запутавшись в складках длинного тяжелого платья. Однако сразу бросается в глаза ряд противоречий в данном предположении, поскольку в либретто песни сопровождающей видео-клип, прямым текстом говорится, что в данном случае мы имеем дело не с ветреным проходимцем, разбивателем доверчивых женских сердец, а с жестоким преступником и маньяком, убивающем свою возлюбленную после близости. Так, что речь идет отнюдь не о несчастном случае, как в сюжете с Офелией.


Данная песня написана Ником Кэйвом в стилистике традиционных старинных «баллад об убийстве», которые не предполагают никаких повествовательных разночтений, вроде символического «психологического убийства». Там всегда убийство – это убийство и ничего более. «Красота должна умереть», - невнятно бормочет Ник Кэйв от лица своего персонажа, опускаясь на третий день с камнем в руке в изголовье героини песни. В репертуаре Ника Кэйва было несколько народных «баллад об убийстве» - «The Knoxville Gir», «Stagger Lee» и «Down in the Willow Garden». Последнее из перечисленных ранее произведений, представляет собой ирландскую баллада 19-го века, которая и послужила творческим импульсом для Ника Кэйва при создании «Where the Wild Roses Grow».


Тема каннибализма в искусстве до сих пор достаточно скандальная, о ней порой предпочитают особенно не распространяться, чтобы не навлечь на созданную продукцию каких-либо цензурных ограничений в ее распространении. Так, например в 1971 году для того, чтобы радиостанции не подвергли остракизму, выпущенную в качестве сингла песню «Timothy» группы «The Buoys», в которой присутствовали намеки, на то, что два шахтера съели третьего, когда их завалило в шахте, менеджменту, выпустившего пластинку лейбла, пришлось придумать оправдание, что, дескать, Тимоти был всего лишь мулом, который, к сожалению, не дожил до светлого момента своего спасения. Так, что не вижу ни одной причины, которая могла бы автору видео, Рокки Шенку, одновременно намекать на некий символизм, навеянный картиной Милле «Смерть Офелии», для того чтобы успокоить общественность, и в то же время, тайком обыгрывать каннибальские традиции Полинезии. Почему бы и нет?

Комментариев нет:

Отправить комментарий