воскресенье, 30 августа 2015 г.

Про Котовского


Я раньше все время думал, отчего это Котовского прозвали Котовским? Оказывается вот почему: все дело в том, что Котовский очень любил собак, ну прямо души в них ни чаял. Всех их любил - и больших и маленьких, породистых и не очень. Всякой, стало быть, собачине и псине был у него полный классовый респект. Бывало, повстречается с каким-нибудь бездомным шпицем или бродячим пуделем и давай с ними играть, и давай их гладить-ласкать, аж про всю свою архиважную революционную задачу враз и позабудет. Да так, заиграется, что ни дня, ни ночи не замечает, фуражка с портупеей уж набок давно съехали, а мандат командирский комманданте Троцким выписанный весь в шерсти и слюнях собачьих, да еще на беду и весь ревоенсоветовский месячный запас патронов к красному наградному маузеру своим четвероногим пролетарским друзьям не заметит, как скормит. Опомнится вдруг, а вокруг уже белогвардейские коты буржуазные кольца сжимают, мяучат злобно и контрреволюцию на хвостах за собой тащат. Хвать Котовский за маузер, а патронов-то нема. Швырнет в них кобуру деревянную, рванет тельняшку на груди, как и подобает герою, ну и давай драпать. Наутек. Социалистическое отечество в опасности. Спасайся, кто может. Вот потому - котов-то он и ненавидел лютой большевистской ненавистью. И именно поэтому его друзья-товарищи, бесшабашные братишки-анархисты и прозвали Котовским. Веселые они были люди. С тонким чувством юмора. А потому до светлых времен и не дожили.