понедельник, 25 сентября 2017 г.

Joan Osborne • Songs of Bob Dylan ℗ 2017



Когда-то давным-давно, в незапамятные времена жила-была в штате Кентукки одна певица, которая, несмотря на католическое воспитание, страстно желала прославиться на всю Америку. Собрала она тогда свои скромные пожитки, упаковала гитару в чехол, сунула в котомку пару вчерашних гамбургеров из местной придорожной «тошниловки», да и покинула родные шпинаты, куда глаза глядят. А глядели они в сторону «Большого яблока» - так тамошние аборигены называли свой огромный дымящий город из стекла и бетона, созданный для того, чтобы высасывать все жизненные соки из живых существ, попавших в его липкие сети. Там она обменяла свою невинность на одноразовый талончик в очередь за славой, на котором было написано «Один из нас». Поскольку впереди перед ней стояли в ожидании популярности десятки тысяч таких же наивных, глупых девчонок, она поняла, что ждать придется долго. Очень долго. Тогда от отчаяния она достала подаренную бабушкой на День Благодарения гитару и стала потихоньку бренчать на трех аккордах, к которым у нее с самого детства была какая-то особая, мистическая склонность. Постепенно образовался простенький мотивчик, откуда-то сбоку, прихрамывая, пришли слова, и она записала их на оборотной стороне талончика за славой. Так на свет появилась ужасно приставучая песенка, которую она, поскольку в совершенстве знала английский язык, назвала «One of Us». В это время мимо проходил толстый-претолстый буржуин, он был главный по пластиночкам, и сказал ей: «Пойдем со мной я куплю у тебя твой талант за чечевичную похлёбку». Девушке очень хотелось есть и она послушно пошла за ним, словно удав за саблезубым кроликом и под воздействием колдовских чар обменяла свой небесный дар на дымящийся горшочек с ароматным зеленым варевом. Она думала, что обманула толстого буржуина, поскольку талант нельзя ни купить, ни продать, но она ошибалась, ведь талант только купить нельзя, а вот продать – запросто. К тому же талончик-то у нее был – одноразовый. Второй раз использовать уже было невозможно. С тех пор она мучается, вместо того чтобы пойти к пруду и утопиться, она все записывает и записывает пластинки, а новая приставучая песенка все никак не хочет на свет появляться. До того она себя извела, что даже диск с песнями Роберта Циммермана записала от отчаяния – он как раз Нобелевскую премию мира по литературе получил, за то, что под именем Боб Дилан косил от призыва на войну во Вьетнаме. Только ей это не помогло, без таланта песенки, на радость антисемитам, вышли проходные как дворы в Питере и серенькие как волчок в лесу. Тут и сказке конец, а кто слушал – молодец. Сказка ложь, да в ней намёк – добрым девицам урок - не гонялись бы вы девчата оравою, за мирскою бренною славою.