среда, 27 июня 2012 г.

Paul Simon - The Paul Simon Songbook (p) 1965 [320/FLAC]



Исполнитель: Paul Simon 
Страна: USA
Название альбома: The Paul Simon Songbook
Год выпуска: 1965/2004
Лейбл:  Columbia/Legacy
Жанр: Folk, Folk Rock, Acoustic Folk, Singer-Songwriter
Качество: 320 kbps + FLAC
Размер: 95.10 MБ + 131.16 МБ
Длительность: 00:38:48
Ссылка [320 kbps]: Яндекс
Ссылка [FLAC]: Яндекс

«The Paul Simon Songbook» - первый сольный альбом Пола Саймона (Paul Simon), записанный им в июне 1965 года в Лондоне.


В марте 1964 года фолк-дуэт «Саймон и Гарфанкел» (Simon & Garfunkel) записали на фирме «Columbia Records» дебютный альбом под названием «Wednesday Morning 3 A.M.», который был выпущен в продажу лишь 19 октября. На конверте пластинки рядом с названием альбома стоял подзаголовок «Захватывающие новые звуки в народной традиции». Альбом, несмотря на эффектный рекламный слоган, вероятно уже изначально был обречен на коммерческое фиаско, поскольку ему «посчастливилось» увидеть свет в весьма нелегкий период времени, наступивший после второго турне ливерпульского мега-квартета по Америке. «Битлз» вспыхнули яркой «сверхновой» звездой на музыкальном небосклоне Соединенных Штатов, и в их ослепительном свете, даже самым талантливым начинающим артистам было нелегко выбраться из тени.


Кроме того, сценический дебют дуэта «Саймон и Гарфанкел» в клубе «Folk City» в Гринвич-Виллидж 31 марта 1964 года, который должен был «подогреть» интерес к готовящейся к выходу пластинке, с треском провалился. Боб Дилан, которого руководство «Columbia Records» прислало на выступление для повышения PR-статуса мероприятия, здорово «поднабрался» в баре и вызывающе громко разговаривал во время выступления, откровенно хихикал, потешаясь над их провинциальным звуком, выказывая тем самым дуэту свое пренебрежение. «Саймон и Гарфанкел» дали еще парочку концертов в «Gaslight», но результат был еще более печальным. Публика в Гринвич-Виллидж прекрасно помнила их легковесные подростковые песенки в составе «Tom & Jerry» (некоторые из которых даже попали в Топ-40) и отказывалась воспринимать Пола и Арта как истинных «народников», видя в них всего лишь поп-исполнителей.


Клуб "Folk City", Гринвич-Виллидж, Нью-Йорк

Руководство «Columbia» решило для подстраховки перенести дату поступления альбома в продажу, по-крайней мере на полгода, а дуэту рекомендовала до этого момента воздержаться от совместных концертных выступлений. Глубоко разочарованные таким началом своей фолк-карьеры, а также возможным провалом среди американского фолк-сообщества своего винилового первенца, что в корне перечеркивало рисовавшиеся ранее в их услужливом воображении радужные планы - участники дуэта впали в глубокий пессимизм относительно своего совместного музыкального будущего. Арт Гарфанкел вернулся к прерванной учебе в Колумбийском университете, а Пол Саймон, не обремененный особо глубокими корнями на своей родине, быстро собрал нехитрый скарб фолк-певца, состоящего по преимуществу из чехла с гитарой, и отправился в Париж, где вел беззаботную жизнь бродячего музыканта, ночуя на бетонной набережной под мостом Пон-Нёф и зарабатывая на жизнь игрой в метрополитене.



Однажды ночуя на скамейке в парке после импровизированного концерта во французской подземке, Пол познакомился с расположившимся по соседству таким же беспечным путешественником, как и он сам. Его звали Дэйв МакКосленд (Dave McCausland) и он был владельцем фолк-клуба «Railway Inn Folk Club» в небольшом английском городке Брентвуд (графство Эссекс). Они разговорились, и в результате Саймон получил приглашение выступить в его клубе. В те времена Пол не был тяжел на подъем, и его не пришлось упрашивать слишком долго. С небольшой помощью родителей, осуществивших очередную финансовую инъекцию, вскоре ему удалось отправиться в Великобританию. В Брентвуде он был тепло встречен своим парижским приятелем и в скором времени он стал там постоянным клубным исполнителем. В Англии Саймона поразила потрясающая вежливость публики и музыкантов: здесь не было никаких враждующих исполнителей, борющихся за всеобщую социальную справедливость и вставляющих палки в колеса друг другу, здесь не было никаких циничных Бобов Диланов, посматривающих свысока на окружающих. Здесь не существовало «Саймона и Гарфанкела» - здесь он мог быть, кем угодно и стереть все неприятные впечатления от выступлений в Гринвич-Виллидж и ожидания грядущего провала «Wednesday Morning 3 A.M.».


Кэтлин Мэри Читти

Во время своего первого выступления в «Railway Inn Folk Club» Саймон познакомился с застенчивой и удивительно симпатичной девушкой со сказочными глазами по имени Кэти (Кэтлин Мэри Читти). Днем она работала секретарем в офисе, а по вечерам продавала билеты на клубные концерты. Спустя годы в одном из своих интервью Арт Гарфанкел, вспоминал, что она была прекраснее, чем Твигги, и он был тайно влюблен в нее. Кэти родилась в 1947 году и была на три года моложе Пола. Они полюбили друг друга с первого взгляда, и вскоре она стала не только его возлюбленной, но и его легкокрылой музой, дарящей ему радость вдохновения. Именно ей посвящена песня «Kathy's Song», которую Пол написал во время кратковременной разлуки с ней после совместной поездки по Соединенным Штатам осенью 1964 года, когда они ездили с концертами от одного города к другому, передвигаясь в основном на автобусах. И именно к ней он обращается в песне «America», описывающей метафорическое путешествие двух влюбленных в поисках истинного смысла Америки. Путешествия, во время которого изначально безумные надежды наивных мечтателей превращаются в горькое чувство тоски и разочарования: «Кэти, я потерял, сказал я, хотя знал, что она спала» ('Kathy, I'm lost, I said, though I knew she was sleeping). Пол упоминает ее и в первом варианте песни «A Simple Desultory Phillipic», вошедшем в пластинку «The Paul Simon Songbook»: «В Лондоне поступай также как я, обрети себя в дружественной хайку и усни лет на 10-15» (When in London do as I do, Find yourself a friendly haiku, Go to sleep for 10 or 15 years). Саймон сравнивает Кэти с хайку, с традиционным лирическим японским трехстишием, в немногословности которого заключается удивительная красота. Кроме того, однажды коротая время после концерта в зале ожидания на железнодорожной стации Уиднес, в 12 милях от Ливерпуля, Саймон написал «Homeward Bound», текст которой имеет двойное дно: в буквальном смысле песня повествует о желании Пола как можно скорей вернуться домой в Брентвуд, где его ждет верная подруга Кэти, а в иносказательном – о стремлении вернуться на родину в США. Они были настолько неразлучны, что Саймон настоял, чтобы их совместная фотография с Кэтлин Читти на фоне лондонской булыжной мостовой была помещена лицевую сторону обложки альбома «The Paul Simon Songbook». Правда, некоторые источники несколько опрометчиво утверждают, что на конверте изображена «святая битница» Джудит Пайп (Judith Piepe), однако сам Саймон опроверг это мнение во время интервью с Дэвидом Хепвортом в 1986 году: «Быть двадцати двух лет от роду и поместить свою подругу на обложку своего альбома. Это было что-то!». Они расстались в январе 1966-го, когда электрифицированная версия «The Sounds Of Silence» приобрела такую популярность, что вскарабкалась на самый вверх по американских чартов. Ходили слухи, что Кэти не захотела делить любимого человека со стремительно нарастающим музыкальным успехом и славой, внезапно обрушившейся на него. Но так ли это или нет - может сказать лишь только она сама.


Однако вернемся от личной жизни Пола (какой бы увлекательной и интересной она в то время ни была) к страницам его музыкальной биографии британского периода. В сентябре 1964 года Пол Саймон по просьбе продюсера «Wednesday Morning 3 AM» Тома Уилсона (Tom Wilson) был вынужден вернуться в Штаты, чтобы участвовать в предпродажной подготовке альбома. Как и ожидалось - он полностью провалился, и к Рождеству руководство «Коламбии» поставило на нем жирный крест. Ни одна песня не пробилась в радио-эфир, для представителей Гринвич-Виллидж он звучал слишком провинциально, а для остальной части страны – слишком по-нью-йоркски. Пол осознал, что в Америке для него как музыканта – нет будущего, и решил остаться в Англии навсегда. Вернувшись, он первым делом снял небольшую квартирку в Лондоне и активно занялся возведением фундамента для своей британской музыкальной карьеры. Саймон начал выступать в лондонских клубах и пабах, появляясь, порой в самых немыслимых местах. Однажды он случайно узнал, что издательство «Lorna Music», расположенное в Ист-Энде, приобрело лицензию на его песню «Carlos Domingoes», зарегистрированную в Америке под псевдонимом Пол Кэйн (Paul Kane), и она была выпущена в Англии на альбоме Вэла Дуникена (Val Doonican), который разошелся тиражом в 90 тысяч копий.


Студия «Regent Sound», Денмарк-стрит, Лондон

Саймон нанес визит вежливости в издательство, чтобы поблагодарить за использование его песни. В крохотном офисе один из руководителей усадил его пить чай, и за разговорами о музыке Пол улучил момент, чтобы расчехлить гитару, которую он всюду таскал с собой, и спеть несколько своих новых песен. Руководство посчитало странные песни Саймона явлением уникальным и поспешило подписать с ним издательский и звукозаписывающий контракт. Первым шагом стало изготовление демо-ленты, для записи, которой зафрахтовали «Regent Sounds Studio» на Денмарк-стрит. В этой студии родилась первая пластинка «The Rolling Stones», здесь оперились и встали на крыло «Kinks» и «Manfred Mann». Записанную Полом демонстрационную пленку «Lorna Music» начала активно распространять в разных направлениях, что в скором времени привело к целой серии концертов в различных подвальных клубах на Греческой улице в Сохо, где Саймон вскоре стал «гвоздем» для преобладающей здесь фолкофильной аудитории. К маю 1965 с помощью менеджмента издательства удалось подписать контракт с лейблом «Oriole» на выпуск сингла. Для пластинки Пол выбрал «He Was My Brother» с альбома «Wednesday Morning 3 A.M.», а на обороте была записана «Carlos Domingoes» в собственной версии Саймона. Диск был выпущен под псевдонимом Джерри Лэндис (Jerry Landis), который Пол уже ранее использовал в Америке, а в качестве автора обеих песен значился Пол Кэйн. Сингл привлек определенное внимание к творчеству Саймона, что позволило ему укрепить свои позиции и попасть в плотную клубную ротацию на фолк-сцене Лондона.


Воодушевленный развитием событий Пол позвонил Гарфанкелу и пригласил его на летних каникулах провести время в Англии. Под впечатлением от эмоциональных рассказов Саймона о том какая необыкновенная атмосфера царит в британской столице, его старый приятель охотно согласился на заокеанский вояж. Арт поселился на квартире у Джудит Пайп, которая была своего рода музыкальной коммуной для многих фолк-музыкантов Лондона. Джудит была другом Саймона и преданным поклонником его творчества, переполненным яростной решимости «протолкнуть» Пола к славе. Певица и работник социальной службы помощи бездомным в Сохо, она была видной фигурой ’60-х и сыграла значительную роль в музыкальной биографии Пола Саймона британского периода, поэтому было бы, наверное, крайне неблагодарно с нашей стороны не сказать пару слов и о ней.


Джудит Пайп, 19??

Представитель немецкой еврейской диаспоры в Великобритании Джудит Мария Штернберг родилась в Берлине 22 февраля 1920 года. Умерла 19 июня 2003 года в Новой Зеландии. Джудит, несомненно - женщина с легендарной биографией. Ее отец, убежденный марксист, полемизировал в свое время с Троцким по экономическим вопросам. Она сама во время гражданской войны в Испании была водителем машины скорой помощи, помогая республиканцам. Кроме того, Джудит Пайп работала на британскую разведку в начале Второй мировой войны, и это обстоятельство позволило ей в дальнейшем без особых проблем получить английское гражданство. Она попала в немилость к нацистам уже в подростковом возрасте, а позже была арестована гестапо в Берлине. После трех месяцев проведенных в тюрьме, ей все-таки удалось сбежать и скрыться. Ее судили заочно и приговорили к смертной казни за государственную измену. Через некоторое время она переехала в Англию, где в 1955 году приняла христианство. Впоследствии была миссионером в промышленном районе города Харлоу, графство Эссекс. В начале ’60-х поселилась в Лондоне, став социальным работником в Ист-Энде. Там она подружилась с представителями британского фолка и двери ее квартиры на Кабельной улице всегда были гостеприимно распахнуты для всех музыкантов, не имеющих крыши над головой. Квартира Джудит Пайп была прообразом коммун хиппи поздних шестидесятых. В ее доме можно было встретить и Эла Стюарта (Al Stewart), и Кэта Стивенса (Cat Stevens), и Сэнди Дэнни (Sandy Denny). Жил там и Пол Саймон с Кэтти Читти. Именно там, в присутствии Эла Стюарта Саймон впервые представил «I Am A Rock», после чего катался по полу, давясь от приступа смеха, вызванного собственной чрезвычайной серьезностью во время исполнения. Джудит впервые услышала творчество Пола в малоподходящем для фолка блюзовом клубе «Фламинго» и была настолько сильно поражена услышанным, что решила непременно добиться, чтобы творчество Саймона было представлено в программе «Five To Ten», в которой она сама дебютировала как певица.


Однако пора вернуться к оставленным нами героям и продолжить прерванное повествование. Арту пришлась по вкусу братская атмосфера музыкальной коммуны Джудит, где постоянно царило приподнятое оживление, люди постоянно приходили и уходили, обменивались новостями и делились друг с другом своими сочинениями. Гарфанкел учился играть на гитаре и вместе с Полом работал над новыми песнями. Именно там они отшлифовали вокальные гармонии своей версии старинной английской баллады «Scarborough Fair». Арт и Пол дали ряд совместных концертов в различных клубах Лондона, пытаясь заработать себе на жизнь исполнением песен, написанных в народной традиции. Несмотря на определенные успехи, достигнутые нашими американскими приятелями в британской столице, от финансовой стабильности их отделяло расстояние в несколько миллионов световых лет, и для того, чтобы хотя бы немного улучшить свое материальное положение им частенько приходилось музицировать на улицах Лондона. Кэти помогала собирать деньги у прохожих и друзья в шутку называли ее «кошелек». Последний вечер пребывания Арта в Лондоне друзья отметили спонтанным концертом в клубе «Фламинго».


В 1965 году Пол Саймон познакомился с Брюсом Вудли (Bruce Woodley), музыкантом из австралийской поп-группы «The Seekers», и вместе с ним написал несколько песен. В их числе: «I Wish You Could Be Here», «Cloudy» и «Red Rubber Ball», последняя из которых, будучи перезаписана американской группой «The Cyrkle» сумела достигнуть второй строчки в хит-парадах Америки. «Cloudy» позднее будет выпущена на альбоме дуэта «Саймон и Гарфанкел» «Parsley, Sage, Rosemary and Thyme». Однако на этой пластинке Вудли в качестве соавтора по какой-то причине так и не был упомянут. С помощью Саймона в песенном каталоге «The Seekers» появилась композиция «Someday One Day», которая в марте 1966 года взлетела вверх по чартовому небосклону одновременно с «Homeward Bound». Весной 1965 года Пол Саймон отправился в кратковременную творческую командировку в Нью-Йорк, во время которой они совместно с Артом записали две песни: «We’ve Got A Groovey Thing Going» и «Somewhere They Can’t Find Me».


Во время отсутствия Пола в Лондоне неутомимая Джудит Пайп выбрала из нескольких часов музыки, записанной Полом для издательства «Lorna Music» 10 песен и свела их на одну ленту, которую отнесла на «Би-Би-Си» в религиозную программу «Five To Ten» в надежде, чтоб хотя бы оду или две из них поставят в эфир радиовещания. Джудит не только одной из первых оценила масштабность композиторского таланта Саймона, но и, уловив сильный религиозный подтекст таких его песен как «Sparrow» и «Bleecker Street» смогла с помощью ежедневного «телефонного терроризма» убедить выпускающих редакторов сыграть пару вещей Пола в течение двух недель. Столь странный выбор передачи был обусловлен не столько христианским мировоззрением Джудит, сколько тем обстоятельством, что пятиминутная «Five To Ten», выходившая в эфир без пяти десять, непосредственно предшествовала программе «Выбор домохозяек», аудитория, которой составляла около двадцати миллионов слушателей. А за ней следовала в свою очередь «Music While You Work» - еще одна очень популярная на «Би-Би-Си» передача. В марте 1965-го песни Саймона впервые прозвучали в эфире Британской радиовещательной корпорации и немедленно стали сенсацией. Редакция была завалена письмами слушателей, а телефон «раскалился» от бесконечных звонков. Люди хотели знать, где можно купить записи «Джерри Лэндиса». В результате из 13 песен с ленты принесенной Джудит, в эфир «Би-Би-Си» попали 12, за исключением «Bad News Feeling», которая так никогда впоследствии и не будет выпущена на виниле.


Вернувшийся в Лондон из американского «увольнения» Пол Саймон не был в курсе происходящего и попал, что называется с корабля на бал. За время его отсутствия на волне радио-эфиров и нарастающего британского фолк-бума творческие акции Пола начали набирать в весе, а его аудитория на главном острове Объединенного Королевства медленно, но верно начала расти. Трансляция музыки Саймона на Британской радиовещательной корпорации позволила Полу подняться на новую ступень творческого развития, однако возможность дальнейшего коммерческого роста тормозилась полным отсутствием на музыкальном рынке его виниловых записей. Дело в том, что в Англии их дебютный с Артом Гарфанкелом альбом «Wednesday Morning 3 A.M.» в то время еще не был издан. И не будет издан до 1968 года. На тот момент в Великобритании были доступны лишь два сингла, записанные Полом и Артом под названием «Tom & Jerry» и «сорокапятка» «He Was My Brother», выпущенная фирмой «Oriole». Если с первыми двумя изданиями было все ясно – они были непригодны для дальнейшего маркетингового продвижения в сфере британского шоу-бизнеса в силу своей рок-н-рольной направленности, абсолютно не отражавшей нынешней фолк-ипостаси Пола Саймона, то с третьим диском, представляющим его эксперименты в народной сфере, вышла небольшая неувязка. Дело в том, что издавшая пластинку «Oriole» была поглощена звукозаписывающей компанией «CBS Records». И поменять этикетки, на отпечатанном уже к этому времени тираже сингла «He Was My Brother», было делом не только трудоемким, но и, к сожалению нерентабельным.


Но нет худа без добра. Лейбл «CBS Records (Columbia Broadcasting System)» был британским филиалом старейшей в мире компанией звукозаписывающей индустрии «Columbia» и с 1961 года занимался изданием и распространением записанного для фирмы материала за пределами США и Канады. Пол все еще был связан действующим контрактом с компанией «Columbia», поэтому на «CBS Records» решили вместо переклейки этикеток на сингле быстро записать новый альбом Саймона в надежде не упустить гребень наметившегося успеха. Американское руководство «Columbia Records» для контроля над ситуацией откомандировала через Атлантику продюсера «Wednesday Morning 3 A.M.» Тома Уилсона. На конверте альбома в списке людей приложивших руку к выпуску пластинки он фигурировать не будет – вместо него в качестве продюсеров указаны Реджинальд Уорбертон (Reginald Warburton) и Стэнли Вест (Stanley West), которые были штатными звукорежиссерами на студии, в стенах которой происходила запись. Пол был счастлив снова видеть Тома Уилсона, местом пребывания которого в Лондоне, как не трудно догадаться, стала гостеприимная музыкальная коммуна Джудит Пайп в Ист-Энде.


«The Paul Simon Songbook» был записан за три сессии (17, 23 июня и 5 июля) на столичной студии «Levy’s Sound», расположенной на Нью-Бонд-стрит и принадлежащей первопроходцам британской звукозаписи Моррису и Жаку Леви, которые были ранее владельцами «Oriole Records». На прилавках английских музыкальных магазинов диск появился в августе 1965 года. Позже циркулировали слухи, что пластинка была якобы записана всего лишь за один час, но подобная гипотеза, несомненно, просто один из мифов, которыми эпос рок-н-ролла переполнен до самых краев. Возможно, это просто досужие домыслы людей некомпетентных и весьма далеких от сферы звукозаписи. Впрочем, не исключено, что это фактоид, запущенный в средства массовой информации самим Полом, поскольку свое предвзятое и легкомысленное отношение к записанному диску он не особенно тщательно скрывал на протяжении большей части своей последующей музыкальной карьеры.


Несерьезное отношение к качеству записи подогревали в дальнейшем также и упорные слухи о том, что якобы и гитара, и вокал были записаны с помощью всего лишь одного полупрофессионального микрофона, и что весь альбом сотворен наспех, так что даже в двух песнях (альбомной «The Sound Of Silence» и сингловой версии «I Am A Rock») слышно как Пол отбивает ритм ногой. Во-первых, пластинка не была записана на скорую руку, поскольку запись заняла три студийные смены с большим количеством дублей: у песни «Flowers Never Bend With The Rainfall» был выбран для альбома 8-й дубль, а у «Leaves That Are Green» - 11-й. Во-вторых, запись происходила под контролем Том Уилсона, а сомневаться в его профессионализме не приходится. В-третьих, новая студия братьев Леви построенная в 1962 году, предназначалась для высококачественных записей в моно и стерео режимах и была оснащена звукозаписывающим оборудованием по последнему слову того времени, включая 17-канальный микшерский пульт и лимитеры производства «E.M.I. Electronics Ltd». Именно с помощью этой техники будут записаны в свое время большинство ранних композиций «Fleetwood Mac», включая и «Albatros».


Песенное содержание пластинки представляет в своей основе, то, что в скором времени станет «золотым фондом» дуэта «Саймон и Гарфанкел». «I Am Rock», «Leaves That Are Green», «April Come She Will», «A Most Peculiar Man», «Kathy's Song» - появятся на альбоме «Sounds of Silence» в январе 1966 года, а «A Simple Desultory Philippic» (с модернизированным текстом), «Flowers Never Bend with the Rainfal» и «Patterns» - на диске «Parsley, Sage, Rosemary and Thyme» в октябре того же года. Две песни были позаимствованы Саймоном из репертуарного листа «Wednesday Morning 3 A.M.» - «He Was My Brother», и «The Sounds Of Silence». Выпуск альбома был дополнен сопровождающим его синглом «I Am Rock/Leaves That Are Green». Не удержался Саймон и от того, чтобы припомнить Бобу Дилану нанесенную им обиду, вставив в пластинку едкую пародию на него в композиции «A Simple Desultory Philippic (Or How I Was Robert McNamara’d Into Submission)». Кроме того, он спародировал сюрреалистический стиль Дилана в написанной им собственноручно аннотации к пластинке. И довершает бортовой залп по мистеру Циммерману прямой наводкой - обложка пластинки, на которой Саймон и его подруга Кэти Читти изображены сидящими на лондонской булыжной мостовой с куклами в руках, что не без явной доли цинизма намекает на конверт альбома 1963 года «The Freewheelin’ Bob Dylan», запечатлевший на лицевой стороне Боба Дилана с Сьюз Ротоло на одной из улиц Гринвич-Виллидж.


В целом для творчества Пола Саймона альбом стал переходным этапом, позволившим ему впитать в себя британский подход к народной музыке и совместить его с американским социальным фолком с элементами блюза, а в дальнейшем преобразовать полученную смесь в изящно электрифицированный софт-рок, культурные корни, которого можно было обнаружить в равной степени по обе стороны Атлантики. Несмотря на то, что сингл «I Am Rock» провалился в британских чартах, а продажи альбома «The Paul Simon Songbook» вряд ли можно признать даже удовлетворительными, Пол считал, что сам выход альбома был большой удачей, поскольку позволил ему избежать ошибок, которые были допущены при выходе «Wednesday Morning 3 A.M.». Однако с годами, в свете звездной славы, отношение Пола Саймона к альбому менялось, и в 1979 году он обратился к руководству «CBS Records» с требованием уничтожить мастер-ленты, так согласно условиям контракта срок издания альбома ограничивался 10 годами, но и после 1975 года он все еще продолжал выходить. Был ли выполнен преступный приказ Пола Саймона, или каким-нибудь неизвестным мужественным героям удалось спасти бесценную жемчужину всемирной истории рок-музыки от столь варварского уничтожения – доподлинно неизвестно. Но в 2004 году альбом был выпущен на компакт-диске, во многом благодаря истинным поклонникам творчества Саймона, сумевших уговорить менеджера Пола, а по совместительству его брата Эдди, реанимировать издание к жизни. В восстановленную версию издания вошли в качестве бонус-трэков две песни в альтернативных вариантах, среди которых и «I Am A Rock» в варианте, вышедшем на сингле.


Чем же занимался после выхода альбома Пол Саймон? Получил приглашение выступить в телевизионной программе «Ready, Steady, Go», британском аналоге американского шоу «American Bandstand», записал партию второй гитары и выступил в роли продюсера на дебютной пластинке фолк-певца Джексона Кэрри Франка (Jackson C. Frank), приобрел поддержанный спортивный автомобиль «Sunbeam Tyger» и гонял по окрестностям Лондона вместе с Кэти Читти, выступал с клубными концертами в Париже, Амстердаме и Копенгагене. И вот там, в датской столице, Саймон открыл свежий «Billboard» и с величайшим изумлением обнаружил «The Sound of Silence» на 86-й позиции в списке синглов. На календаре, в этот исторический момент был сентябрь 1965-го. Дело в том, что в конце лета без ведома Пола Саймона и Арта Гарфанкела продюсер «Wednesday Morning 3 A.M.» Том Уилсон осовременил «The Sound of Silence», наложив с помощью студийных музыкантов поверх старой акустической версии, взятой им с дебютной пластинки, новые партии электрических инструментов и аранжировал композицию в стиле набирающей обороты фолк-роковой группы «The Byrds». Вернувшись в Англию, Пол Саймон вскоре получил посылку от Тома Уилсона с экземпляром нового сингла. Поставив его на проигрыватель, он был просто шокирован – в одном месте ритм секция «тормозила» и вокал Пола и Арта напрочь «вылетал» из аккомпанемента. На следующей неделе песня была уже на 30-м месте. Пол ненавидел электрифицированный вариант, но успех он любил больше. В январе 1966 года, когда песня поднялась на верхнюю строчку национального хит-парда, а пластинка с ее записью была продана тиражом свыше 1 миллиона экземпляров, Пол понял, что настала пора сказать «прощай» своей счастливой английской жизни. Британским фолк-клубам. Гостеприимной коммуне Джудит. Удивительной Кэти Читти со сказочным взором. И бросив все, что ему было когда-то дорого, он помчался в Америку, где его ждал успех. И где он наконец-то мог утереть нос самому Бобу Дилану. Но это уже совсем другая история, как говорил в свое время старик Киплинг.

Tracks:
  • 01. I Am a Rock 2:46 Take
    {Paul Simon)
    Take Number: 4
  • 02. Leaves That Are Green 2:34 Take
    {Paul Simon)
    Take Number: 11
  • 03. A Church Is Burning 3:27 Take
    {Paul Simon)
    Take Number: 3
  • 04. April Come She Will 1:51
    {Paul Simon)
    Take Number: 2
  • 05. The Sound Of Silence 3:09
    {Paul Simon)
    Take Number: 1
  • 06. A Most Peculiar Man 2:26
    {Paul Simon)
    Take Number: 4
  • 07. He Was My Brother 2:50
    {Paul Kane)
    Take Number: 2
  • 08. Kathy's Song 3:32
    {Paul Simon)
    Take Number: 1
  • 09. The Side Of A Hill 2:20
    {Paul Kane)
    Take Number: 4
  • 10. A Simple Desultory Philippic
    (Or How I Was Robert McNamara'd Into Submission) 2:21
    {Paul Simon)
    Take Number: 1
  • 11. Flowers Never Bend With The Rainfall 2:20
    {Paul Simon)
    Take Number: 8
  • 12. Patterns 3:13
    {Paul Simon)
    Take Number: 3

    Bonus Tracks:
  • 13. I Am a Rock (Alternate version) 2:48
    {Paul Simon)
    Take Number: 6
    With Paul Accentuating The Choruses With Foot-Taping, As Percussion
  • 14. A Church Is Burning (Alternate version) 3:10
    {Paul Simon)
    Take Number: 4
    With Paul Performing The Song On A Six-String Guitar, Rather Than A Twelve-String As On The Master Tape

Record Date:
  • June 17, 1965 (01, 02, 06, 08, 12)
  • June 23, 1965 (04, 05, 13, 14)
  • July 5, 1965 (03, 07, 09-11)

Original Recordings Produced By Reginald Warburton & Stanley West Produced For Reissue By Bob Irwin Mastered By Vic Anesini At Sony Music Studious, New York, N.Y. Tracks 13 & 14 Mixed By Vic Anesini At Sony Music Studious, New York, N.Y. Photography: David Lowe

Personnel:
  • Paul Simon - Acoustic 6 & 12 String Guitar, Vocals

3 комментария:

  1. Анонимный28 июня 2012 г., 15:29

    СПАСИБО БОЛЬШОЕ ЗА ИНТЕРЕСНЫЙ РАССКАЗ. ВОЗНИК ВОПРОСИК - А ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ДЕНЬГИ У ПОЛА НА ПУСТЬ И ПОДЕРЖКННЫЙ, НО СПОРТИВНЫЙ АВТО? Я НЕ ПОМНЮ УЖЕ ГДЕ, ЧИТАЛ, ЧТО, КАЖЕТСЯ ДИКОН (ИЛИ ТЕЙЛОР? ПАМЯТЬ НИ К ЧЕРТУ) СМОГ КУПИТЬ СЕБЕ МАЛОЛИТРАЖКУ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО, КАК Sheer heart attack ДОСТИГ ЗОЛОТОГО СТАТУСА. С УВАЖЕНИЕМ. АГБ

    ОтветитьУдалить
  2. Деньги на автомобиль у Пола появились, когда он получил аванс на запись пластинки. Какова была величина подержанности машины, а также конкретная финансовая бухгалтерия альбома мне сказать сложно. Можно с определенностью сказать лишь, то что затраты на запись и сведение пластинки, аренду студии звукозаписи и другие накладные расходы были относительно невелики, поскольку запись была сделана в моно-режиме без использования наложений. Возможно руководство лондонского филиала «CBS Records» выделило несколько завышенную сумму, поскольку у них практически не было опыта и практики финансирования самостоятельных записей. «CBS Records» была создана в 1961 году как инструмент распространения записей фирмы «Columbia» в Европе, так как с 1957 года «EMI» прекратило сотрудничество с «Columbia» по лицензированию американских записей. Поскольку в Британии уже существовала «EMI Columbia», американской «Columbia» для распространения продукции в Европе, где влияние «EMI» было чрезвычайно велико, нужен был лейбл с иным названием – так появился «CBS (Columbia Broadcasting System)». В 1964 году «CBS» удалось проникнуть в самое логово врага – на территорию Великобритании. Была куплена фирма «Oriole» имеющая независимую инфраструктуру по тиражированию пластинок с помощью собственного завода и, кроме того, имеющая собственную студию звукозаписи «Levy Sound Studio» оснащенную по последнему слову техники. Руководство британского филиала не имело практически никакого опыта по выпуску собственных записей, и поэтому в Британию был командирован Том Уилсон для общего контроля над ситуацией. Может быть после успеха песен Саймона на радио, ему был выделен более щедрый аванс, или может быть, это произошло просто по неопытности лондонского руководства в вопросах финансирования выпуска пластинок. Но факт остается фактом – Саймону этих денег на покупку автомобиля хватило. Правда, только лишь подержанного.

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный2 июля 2012 г., 11:51

    СПАСИБО ЗА РАЗЬЯСНЕНИЯ. ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО, ВЕДЬ В ШТАТАХ ГОНОРАРЫ БЫЛИ ГОРАЗДО ВЫШЕ ЧЕМ В ЕВРОПЕ,И К ДЕЛУ ПОДОШЛИ ПО ШТАТОВСКИМ МЕРКАМ.ДА И ВИЛСОН НАВЕРНО НЕ ХОТЕЛ ОБИДЕТЬ ПОЛА И СЕБЯ. АГБ.

    ОтветитьУдалить