понедельник, 26 февраля 2018 г.

The Crystals • He’s A Rebel ℗ 1963



Исполнитель: The Crystals
Страна: USA
Название альбома: He's A Rebel
Год выпуска: 1963
Этикетка: Philles Records
Жанр: Pop, Rhthm'n'Blues, Doo-Wop, Rock'n'Roll
Формат: FLAC
Габариты: 91.3 MБ
Хронометраж: 00:30:28
Доступ: Free Text / Free Text*

Пластинка «He’s A Rebel» - второй по счету полноформатный альбом популярной женской вокальной группы «The Crystals», образованной в Нью-Йорке в 1961 году пятью беззаветно влюбленными в музыку бруклинскими школьницами: Барбарой Алстон (Barbara Alston), Мэри Томас (Mary Thomas), Долорес «Ди Ди» Кеннибрю (Dolores “Dee Dee” Kennibrew), Мирной Джеррард (Myrna Gerrard) и Патрицией «Пэтси» Райт (Patricia “Patsy” Wright). В то время в Соединенных Штатах девчоночьи вокальные ансамбли были на гребне волны, и используемая ими в качестве тарана для прорыва в национальные хит-парады смесь черного ду-вопа, рок-н-ролла и белой поп-музыки завораживала не только черных подростков, но и белую молодежную аудиторию, и, кроме того, запах потенциальной наживы, исходящий от большинства коллективов данной стилистики, привлекал к ним «хищников» музыкальной индустрии различных мастей, начиная от мелкотравчатых гиен и шакалов, до саблезубых акул довольно таки кровожадных размеров.


Поэтому стоит ли удивляться тому обстоятельству, что вскоре после появления «The Crystals» на музыкальной сцене, на горизонте у новоиспеченных «Кристаллов» (так переводится с англо-саксонского на русский выбранное девушками название) появился, весьма одиозный персонаж, по имени Фил Спектор (Phil Spector), который был, как это зачастую водится в американской музыкальной индустрии, потомком украинских семитов российского подданства, эмигрировавших за океан в начале века. Филиппу Харви Спектору, изобретателю, так называемой «стены звука», представлявшей собой особую технику звукозаписи и музыкальной аранжировки, в 1961 году шел всего лишь двадцать второй год, но он уже был весьма заметной фигурой в шоу-бизнесе. В его профессиональном саквояже приютились дивиденды от национального хита номер один «To Know Him Is to Love Him», проданного миллионным тиражом, и декларация о доходах за время его работы в качестве подмастерья у продюсерского тандема «Лейбер и Столлер», написавшего бронебойно-зажигательные боевики для самого «Короля рок-н-ролла» (не к ночи будет помянут).


К концу 1961 года Спектор (совместно с Лестером Силлом) учредил собственную фирму грамзаписи «Philles Records» и начал активный поиск перспективных артистов. Два коллектива, из трех взятых им на заметку, уже имели контракты с другими лейблами, а третий (как вы уже догадались, это были «Кристаллы») – оказался, в силу своей молодости, свободен от рыночных обязательств. Чем и не преминул незамедлительно воспользоваться новоявленный продюсер. И не прогадал. Ведь не за красивые же глаза ему дали неформальный титул «Первый магнат-подросток». Стартовый сингл группы «There's No Other (Like My Baby)», который девчонки записали поздним вечером после выпускного школьного бала, взлетел на двадцатую строчку. Второй одиночный виниловый диск, с записью песни «Uptown», оказался на тринадцатом. После удачного дуплета «сорокапяток» забеременевшую Мирну Джеррард немедленно заменили другой вокалисткой, чернокожей индианкой Долорес «Ла Ла» Брукс (Dolores «La La» Brooks). Шоу-бизнес все-таки, сентиментам здесь не место.


Когда вышел в свет третий сингл «Кристаллов», под названием «He Hit Me (and It Felt like a Kiss)», что можно перевести, как «Он ударил меня (и это было словно поцелуй)», рыночная интуиция, похоже, изменила Филу. Диск не попал в список популярности «Billboard Hot 100», поскольку был «сбит на взлете» запретом на радиотрансляцию, после многочисленных протестов слушателей, пришедших к выводу, что песня является косвенным одобрением семейного насилия. А вы говорите, что в Америке нет цезуры. Впрочем, может быть, и не говорите, может, просто так думаете. Эту зловещую песенку о семейной сцене ревности с применением насильственных действий, не приведших, однако, к длительному расстройству здоровья или потере трудоспособности (УК РФ 116), написала супружеская пара (знамо дело с российско-семитскими корнями) Джерри Гоффин (Jerry Goffin) и Кэрол Кинг (Carol King), когда обнаружили, что их темнокожую няньку регулярно избивает не в меру вспыльчивый сожитель. Звали няньку Маленкая Ева (Little Eva) - это артистический псевдоним такой, поскольку она, ясен пень, пообщавшись с интеллигентными людьми из мира искусства, тут же выскочила из грязи, да в князи – то бишь, стала популярной певицей, записав песенку, «Loco-Motion», сочиненную ее работодателями, которая немедленно запрыгнула на вершину американского хит-парада. И знаете, меня отчего-то, не отпускает смутное предчувствие, что Маленькая Эва, наверняка какая-нибудь дальняя родственница Арины Родионовны, ведь она тоже была нянькой великого русско-эфиопского поэта Пушкина. Впрочем, это всего лишь шальная гипотеза. Однако, как тут не вспомнить любимые со школьной поры строчки: «Выпьем, добрая подружка/Бедной юности моей,/Выпьем с горя; где же кружка?/Сердцу будет веселей». Но, это так, к слову. Хотя в винную лавку за добавкой никто сбегать не запрещает…


После окончательной победы в Соединенных Штатах гуманистов, пацифистов и толерантов над сексистами, расистами, марксистами и прочими конфедератами, Кэрол Кинг, посыпав голову пеплом, публично покаялась за написание этой идеологически некошерной песенки. Аналогичным образом поступила и Барбара Алстон (главная запевала в этой композиции) - в поисках одобрения гуманистически настроенной общественности она заявила, что «He Hit Me (and It Felt like a Kiss)» - единственная песня «Кристаллов», которую никто из них никогда не любил. Совсем видать, не осталось в шоу-бизнесе никаких принципов. Как флюгеры, право слово.


Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что у продюсеров моральных принципов ни на гран больше. Вскоре после неудачной попытки восхождения одиночного диска «He Hit Me» на музыкальную Джомолунгму, на бедных девчонок свалился еще один сюрприз: под маркой «The Crystals» Фил Спектор начал записывать вокальную группу из Лос-Анжелеса «The Blossoms» (Цветки) во главе с певицей Дарлин Лав (Darlene Love). Официальный миф гласит, что Фил Спектор, в то время подрабатывавший на фирме грамзаписи «Liberty Records» руководителем «Отдела артистов и репертуара», случайно услышал как в студии певица Вики Карр (Vikki Carr) записывает песню «He’s A Rebell», сочиненную Джином Питни (Gene Pitney) и высоко оценил коммерческий потенциал этой композиции. Эту вещицу Джин сочинил специально для женского вокального квартета «The Shirelles», но они от нее, в силу каких-то причин, отказались и менеджмент «Liberty» предложил Вики Карр выпустить эту песню в качестве сингла.


Не по возрасту ушлый Спектор решил увести многообещающую песенку у конкурентов из-под носа и по быстрому снять с нее «сливки», выбросив на музыкальный рынок свою версию, используя раскрученную торговую вывеску «The Crystals». Однако к несчастью «Кристаллы» в это время были на гастролях на восточном побережье, поэтому циничный продюсер, рвущий на ходу подметки, затащил вместо них на студию звукозаписи Дарлин Лав и ее группу «The Blossoms», и с их помощью осуществил свою хитроумную рейдерскую комбинацию. Вариация песни, изготовленная Спектором, появилась на свет 14 августа 1962 года, тем самым на три дня опередив тот же самый музыкальный опус в исполнении Вики Карр. Мэри Томас вспоминает, как у них рты открылись от удивления, когда они во время турне услышали по радио новую песню «The Crystals», к которой они не имели никакого отношения. Нужно отдать должное коммерческому нюху Фила Спектора, в исполнении контрафактных «Кристаллов» песня стала в Америке хитом номер один. «Конкурирующая фирма» в лице Вики Карр смогла подняться лишь до 115-й позиции.


На волне грандиозного успеха песни квинтет был вынужден смириться с проделками Фила Спектора (с владельцем кукольного театра марионетки в полемику не вступают) и включить ее в свой концертный репертуар. Однако ведущей солистке «Кристаллов» Барбаре Алстон с трудом давалась имитация вокальной партии главной певицы «Цветков», поэтому на авансцену в качестве лидера для исполнения «He’s A Rebell» была выведена пятнадцатилетняя Долорес «Ла Ла» Брукс. В начале 1963 года она полностью заменит Алстон в роли солистки. Следующий хит «Кристаллов», озаглавленный «He's Sure the Boy I Love», также был записан Дарлин Лав с «Цветками». В «горячей сотне» списка одиночных пластинок журнала «Биллборд» он достиг одиннадцатой позиции. И снова девчатам пришлось «утереться» и в спешном порядке, тщательно имитируя калифорнийский акцент, разучивать «свой» шлягер для концертного исполнения. Уйти от Спектора они не могли, поскольку он по закону владел их названием, а начинать все с нуля под другим именем было делом крайне рискованным. За песни, которые якобы они исполняли, настоящие «Кристаллы» не получили не цента, а Дарлин Лав плутоватый производитель пообещал сольный контракт и расплатился с ней по обычной фиксированной ставке за звукозапись. «Певцов Фил за людей не считал», - вспоминала позже Дарлин Лав, - «Он просто говорил, что это «его музыка». Тогда я сказала: “Если это все «твоя музыка», то почему бы тебе не записать инструментал?”»


Безнаказанно обдурив «Кристаллы» с «Цветками» Спектор вошел во вкус. Настала очередь разобраться со своим деловым партнером и соучредителем «Philles Records». Лестеру Силу стукнуло тогда сорок четыре, и по возрасту, он Филу годился в отцы, но это не стало препятствием для иезуитских планов юного магната, пришедшего к выводу, что «скрипач не нужен». В середине 1962 года фирма грамзаписи «Philles Records» была самым успешным независимым лейблом в Соединенных Штатах, и с ростом коммерческого успеха росла и мания величия Спектора, причем в геометрической прогрессии. В конечном итоге он вынудил своего компаньона и наставника выйти из компании, уступив свою долю в бизнесе за ничтожные 60 тысяч долларов, которые впрочем, ему так никогда и не будут выплачены. Лестер Силл подал судебный иск на Спектора, и на заседании суда выяснилось, что Спектор, по условиям заключенного между ними контракта, должен дополнительно записать еще одну песню, лицензионные платежи за которую должны быть разделены между компаньонами. Ага, не на того напали – такую хитрую бестию, как Спектор, на мякине не проведешь – стрелянный, поди, воробей. Для того чтобы не делиться прибылью ушлый лис при помощи «Кристаллов» (или это были «Цветки», кто ж теперь разберет?) на скорую руку выпустил сингл с записью песен «(Let's Dance) The Screw - Part 1» и «(Let's Dance) The Screw - Part 2». Хитрость заключалась даже не в том, что песни не были потенциальными хитами (после невероятного успеха «He's a Rebel» и «He's Sure the Boy I Love», доверчивая публика с готовностью стала бы покупать даже этот проходной диск), а в том, что продолжительность обеих композиций превышала пять с лишним минут, а стало быть, они изначально не могли пробиться сквозь хронометражные фильтры (три минуты, не более) тогдашнего формата радиовещания. Было выпущено несколько демонстрационных копий записи (с надписью «не для продажи»), а единственный официальный экземпляр тиража (со светло-голубой этикеткой) был «торжественно» вручен Лестеру Силлу. Юридически - условия контракта были выполнены. Ну, что тут скажешь, пресловутый сеньор Карабас-Барабас, по сравнению со Спектором – просто школьник.


В начале 1963 года выходит очередной сингл настоящих «Кристаллов», которые по воле продюсера вновь оказались востребованы в процессе звукозаписи. Спетая ими песенка «Da Doo Ron Ron» (солировала теперь Долорес «Ла Ла» Брукс) поднялась до третьего места в Штатах, а за океаном, в Великобритании, заняла пятую строчку национального хит-парада. Еще одна «сорокапятка» (Then He Kissed Me) также попадает в «яблочко» (#6, США; #2, Великобритания). Мэри Томас выходит замуж и покидает родной коллектив. Однако, вскоре творческие «ломки» вынудили ее взяться за старое – вместе с Мирной Джеррард она сформировала вокальную группу «The Butterflys».


В начале 1964 года, «Кристаллы», уже в виде квартета вылетают в Соединенное Королевство на свои первые европейские гастроли. Тем не менее, несмотря на вереницу успешных «сорокапяток», напряжение между «Кристаллами» и Филом Спектором росло с каждым днем. Во-первых, девчата еще не отошли от обиды, когда их отправили на «скамейку штрафников» на два сингла, а во-вторых, в марте 1963 года Спектор заключил контракт с вокальным трио «The Ronettes» и сосредоточил свои основные продюсерские усилия на их маркетинговом продвижении. В ущерб «Кристаллам», разумеется. Кроме того, вновь начались старые фокусы – на сборнике «The Crystals Sing the Greatest Hits, Volume 1» четыре композиции были записаны «The Ronettes» под именем «The Crystals». Два неудачных сингла «Кристаллов» и махинации с причитающимися группе лицензионными платежами за изданные пластинки окончательно переполнили чашу терпения, и, взбунтовавшись, поющие марионетки сбежали, выкупив свой контракт, к другому хозяину «кукольного театра». В роли Барабаса на сей раз выступила фирма грамзаписи «United Artists Records». Основанная, как подразделение киностудии «United Artists», компания специализировалась в основном на издании виниловых пластинок с музыкой из кинофильмов, но попутно выпускала также и оригинальные музыкальные записи в стиле ритм-энд-блюз, джаз и рок-н-ролл. Парочка выпущенных этой этикеткой одиночных пластинок с песнями «The Crystals» («My Place» и «You Can not Tie Good Girl Down») с треском провалилась на музыкальном рынке, и менеджмент компании потерял к ним коммерческий интерес, тормознув выпуск еще двух записанных группой синглов. К 1967 году состав группы сократился до размера трио (Барбара Алстон + Мэри Томас + Долорес Кеннибрю) и в этом усеченном виде коллектив предпринял еще одну попытку отвоевать былые стратегические позиции. При помощи крошечного лейбла «Michelle Records» была издана «сорокапятка» с записью песни «Ring-A-Ting-A-Ling», но отчаянная попытка взять штурмом американские хит-парады захлебнулась на дальних к ним подступах. На этом, собственно говоря, история «The Crystals» в сфере звукозаписи и закончилась. Так, что самое время поставить в нашем повествовании жирную точку

Tracks:
• 01. He's a Rebel ** 2:25
(Gene Pitney)
• 02. Uptown * 2:18
(B. Mann - C. Weil)
• 03. Another Country - Another World * 3:00
(D. Pomus - P. Spector)
• 04. Frankenstein Twist **** 2:47
(K. Henry - W. McCorkle)
• 05. Oh Yeah, Maybe Baby *** 2:23
(H. Hunter - P. Spector)
• 06. He's Sure the Boy I Love ** 2:29
(B. Mann - C. Weil)
• 07. There's No Other (Like My Baby) * 2:28
(L. Bates - P. Spector)
• 08. On Broadway * 2:27
(B. Mann - C. Weil)
• 09. What a Nice Way to Turn Seventeen * 2:40
(J. Keller - L. Kalber)
• 10. No One Ever Tells You * 2:16
(C. King - G. Goffin - P. Spector)
• 11. He Hit Me (It Felt Like a Kiss * 2:28
(C. King - G. Goffin)
• 12. I Love You Eddie * 2:55
(H. Hunter - P. Spector)

Produced by Phil Spector
Arranged by Jack Nitzsche & Arnold Goland
Recorded at Gold Star, Hollywood & Mirasound, New York

The Crystals:
Barbara
Dee Dee
La La
Mary
Pat

Lead Vocals:
* Barbara Alston
** Darlene Love (with The Blossoms)
*** Patricia "Patsy" Wright
**** La La Brooks

Guest Soloists:
Steve Douglas – Saxaphone
Mike Spencer – Piano
Hal Blaine - Drums

2 комментария: