пятница, 25 января 2019 г.

Первый филофонический закон Бачина


В незапамятные светлые времена, пока Махатма винила и Великий филофонический Гуру северо-западной Хиппербореи Евгений Валерианович Бачин не удалился от бессмысленной суеты повседневности на Битлостров (крохотный необитаемый скалистый кусочек суши посреди суровой водной глади Белого моря), где в собственноручно возведенной хижине из любимых виниловых пластинок, в тишине и уединении, предавался трансцендентальной философии и жил в гармонии с вечной музыкой Вселенной, - он был легко доступен всем живым существам, населяющим северный континент, и с радостью делился с ними истинными жемчужинами своей неисчерпаемой мудрости.

Тем не менее, его беспечные и недальновидные современники, коим посчастливилось жить в одну эпоху со столь достославным наставником и просветителем, хотя и с должным почтением внимали премудрым изречением светлоликого сэнсэя, однако в силу своей природной легкомысленности не торопились сохранять для потомков услышанные поучения при помощи широкодоступных в то время папирусов и глиняных табличек, надеясь исключительно на собственную память.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что большая часть высокомудрых изречений, которые мы благоговения ради, назовем филофоническими законами, оказались со временем безвозвратно утерянными, ибо не оказалось среди ближайшего круга его приверженцев и последователей никого, кто бы взял на себя дерзновение выступить в роли искусного каллиграфа, чтобы запечатлеть на белых листах свежего пергамента все постулаты филофонического учения Великого хипперборейского Гуру, дабы свести их потом в единый фолиант, который, безусловно, стоило бы именовать после завершения работы над ним «Оранжевой Книгой», так как свет мудрости, заключенный в ней мог бы по праву быть сравним лишь с оранжевыми лучами дневного небесного светила.

Посему, попытаюсь изложить здесь малую толику мудрости, некогда услышанной мною из уст достопочтеннейшего наставника, смиренно попросив прежде прощения у читателей за то, что дырявая память моя не сохранила в первозданном виде лаконичную красоту той жемчужины учения, которая была преподнесена мне в назидание Великим Учителем. Я назвал преподанную мне сутру «Первым филофоническим законом Бачина». Впрочем, для того чтобы извлечь эту крупицу мудрости из дальних уголков подсознания, мне пришлось воспользоваться позаимствованными без спроса у соседа алкоголика автогеном и пассатижами. Именно по этой причине она оказалась после экстракции, слегка покореженной, а стало быть, нуждалась в немедленной реанимации и реставрации. Оказавшись в неумелых руках словесного костоправа, изначальная мысль в результате потеряла свой былой перламутровый блеск и получилась маленечко кособокой, но как мне кажется, смысл ее все же остался прежним. Хотя может быть, и приврал, конечно, где-то по ходу дела самую малость, но это не корысти ради, а по причине внезапно нахлынувшего приступа ребячества, поскольку детсадовца я до сих пор полностью еще не выдавил из себя по капле.



ПЕРВЫЙ ФИЛОФОНИЧЕСКИЙ ЗАКОН БАЧИНА


Первый альбом группы или артиста, услышанный в детстве или юности, производит наиболее сильное эмоциональное впечатление, и как правило, остается наиболее любимым диском на протяжении всей жизни, вне зависимости от его музыкального качества и художественной ценности.




2 комментария:

  1. Полностью согласен. К счастью, мой первый альбом был - The Beatles "Abbey Road"

    ОтветитьУдалить
  2. А у меня - "A Collection of Beatles Oldies (But Goldies!)", и поскольку это сборник, то при дальнейшем прослушивании номерных альбомов, в которых встречались уже знакомые вещи, была некоторая сложность при восприятии, казалось, что песни неоттуда :))

    ОтветитьУдалить