четверг, 4 октября 2018 г.

Обложки альбомов группы «Chicago»


Chicago Transit Authority ℗ 1969

За что я люблю группу «Chicago»? За музыку. Несмотря на жуткое количество дудок, она на ранних дисках изящна, динамична и изысканна. А, ещё? А, ещё, я с глубоким уважением отношусь к группе «Чикаго» за их революционное по своей скромности отношение к оформлению выпускаемых коллективом альбомов. На всех лицевых сторонах обложек студийных дисков, вплоть до 12-го по счету номера в их дискографии, они помещали на конверт исключительно лишь название группы (даже без порядкового номера) и игнорировали свои собственные фотоизображения. Довольно редкий случай в мире нарцисирующих рок-звезд, не правда ли? Но пару раз их шайтан все же попутал, как же без этого? Исключением стала «шестёрка» (Chicago VI), где они все умудрились втиснуть свои физиономии на обложку, которая вполне могла обойтись без визуальных проявлений подобного рода искушений. А также выбилась из привычного ряда «девятка» (Chicago IX), где группа появилась в карикатурном образе маляров рисующих на стене название ансамбля. Но, поскольку этот диск представляет собой компиляцию ударных «чартоломов», изданных ранее на синглах, то ее в расчет брать, собственно говоря, и не будем.


Chicago IX Chicago's Greatest Hits ℗ 1975

Однако, как только группа попыталась избавиться от своего «родового проклятия» и радикальным образом нарушить правила игры, променяв традиционную концепцию дизайна на актуальное графическое поветрие, то «разрыв исходной арт-пуповины» коварным образом сказался на звучании записываемой «Чикаго» музыки – слушать ее вследствие чрезмерной коммерциализации стало не очень интересно, если не сказать проще – утомительно и скучно. Хотя, в дальнейшем оформление пластинок и вернулось на круги своя, но доверие к музыкальному творчеству группы было уже подорвано. Верно, говорят бывалые эскимосы на Алтае – фарш обратно в мясорубку не провернешь. Хотя может это крылатое выражение алеуты в Тибете придумали. На этом, собственно говоря, и все, остается только добавить, что идея логотипа группы принадлежала арт-директору фирмы грамзаписи «Columbia/CBS Records» Джону Бергу (в качестве исходного прототипа он взял написание «Coca-Cola»), а воплощение художнику Нику Фашиано


Chicago ℗ 1970


Chicago III ℗ 1971


Chicago - Chicago at Carnegie Hall ℗ 1971


Chicago V ℗ 1972


Chicago VI ℗ 1973


Chicago VII ℗ 1974


Chicago VIII ℗ 1975


Chicago X ℗ 1976


Chicago XI ℗ 1977


Chicago XII - Hot Streets ℗ 1978


2 комментария:

  1. Замечательны именно ранние альбомы группы, и люблю их именно за "жуткое количество дудок". так же как и ранние альбомы B,S&T. И тоже не люблю когда на обложках из года в год одни и те же физиономии...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ранние «чикагские» записи, на мой теперешний взгляд, просто великолепны. Впрочем, так было не всегда. На стадии «раннего неолита» моей музыкальной эволюции, преобладание медных духовых (или попросту – дудок, как было принято говорить в первой половине семидесятых) в музыке «Чикаго» и «КПиС» вызывало у меня ярко выраженную аллергию, поскольку в свете тогдашних актуальных музыкальных тенденций, нацеленных на радикальную утяжелизацию звука и монументальные изыскания в области художественного освоения классики, подобного рода музыка казалась мне тупиковой ветвью развития и чудовищным анахронизмом в век стремительно наступающих стилистических перемен. Однако концерт «Арсенала» (времен начала перехода в фьюжновый период) и «Чикаго 5» сумели-таки сделать свое черное дело и подсадить наивного и впечатлительного отрока на джаз-роковый «героин». А, там и до регтайма, блюза и свинга было рукой подать. В общем – пошел в разнос. Нынче встречаясь со старыми приятелями ортодоксами харда и прочего арта, порой слышу в их лексиконе подзабытое мной словечко «дудки», произносимое с брезгливой гримасой на лице, я отчетливо понимаю то, как стремительно продолжает падать в их глазах мой персональный рейтинг, после того как я в очередной раз позволяю себе позитивные высказывания в адрес «Чикаго» и «Кровь, пот и слезы». Ну, что сделать – совсем пропащий.

      Удалить