вторник, 25 ноября 2014 г.

John Patton - Accent On A Blues (p) 1969 [FLAC]



Исполнитель: John Patton
Страна: USA
Название альбома: Accent On A Blues
Год выпуска: 1969
Лейбл: Blue Note 
Жанр: Jazz, Soul Jazz 
Качество: FLAC
Размер: 407,1 MБ
Длительность: 00:66:24
Доступ: Free Text

Джон Паттон (John Patton), также известный в американской джазовой среде как Большой Джон Паттон (Big John Patton), вне всякого сомнения, был одним из самых востребованных музыкантов исполняющих соул-джаз в период его расцвета. Для этого джазового направления свойственно не только использование традиционного блюза, музыки госпел и афроамериканского фольклора в качестве первоисточника для музыкального вдохновения, но и неистовое стремление к музыкальной духовности, выражаемой посредством страстной эмоциональности, пульсирующих ритмов, закрученных по спирали мелодий и повторяющихся басовых фигур, что позволило этому стилю приобрести множество приверженцев среди широкой аудитории. Большая часть выдающихся органистов джаза, использующих в своем творчестве уникальный звук органа «Hammond B-3» обязаны своей популярности золотому веку соул-джаза, пришедшемуся на шестидесятые годы 20-го века. Не стал исключением и Большой Джон, своевременно переключившийся с фортепиано на электромеханический музыкальный инструмент, сконструированный инженером Лоуренсом Хаммондом. Нужно отметить, что использовать модель «B-3» органа Хаммонда в концертной практике было занятием нелегким, как в прямом, так и в переносном смысле, ибо весил этот инструмент, обладающий вдобавок солидными мебельными габаритами, свыше 400 фунтов (181 кг) и для его перевозки требовался не только фургон или грузовичок, но и как минимум четыре пары крепких мужских рук. Плюс в комплекте к органу шли еще и динамики «Лесли», с вращающимся компонентом для создания особого «рычащего» звук и эффекта вибрато, которые весили примерно столько же. Но все сложности транспортировки с лихвой компенсировал уникальное, фантастическое звучание инструмента, который мог звучать одновременно, и как биг-бэнд, и как карнавальный оркестр, и как духовая секция, и как камерный джаз-ансамбль. Хаммонд мог имитировать звук практически любого инструмента, но ничто не могло имитировать звук Хаммонда. На этом удивительном инструменте в период с 1963 по 1970 годы Джон Паттон записал 11 полноформатных виниловых альбомов в качестве лидера и свыше двух десятков дисков в качестве сайдмена. Однако обо всем по порядку.


Родился Джон Паттон 12 июля 1935 года в Канзас-сити (штат Миссури). По счастью мама маленького Джона была пианисткой в баптистской церкви и стремилась привить своему сыну любовь к музыке, всемерно поощряя его интерес к фортепиано, технику игры на котором он начал неуклонно совершенствовать, тринадцати лет от роду, постепенно вырабатывая свою собственную манеру исполнения. Джону повезло – он не умер от болезней и от шалостей. И он не стал членом уличной шайки. И не провел большую часть своей молодости в тюрьме Спрингфилд, пенициарном заведении штата Миссури, печально известном своими жестокими условиями содержания заключенных. Ему повезло. Музыка спасла его. С ее помощью ему удалось выбраться за пределы негритянского гетто Канзас-сити, где уровень уличной преступности традиционно высок, недаром город до сих пор находится в списке 25 самых криминогенных населенных пунктов Соединенных Штатов Америки. Юный Джон был очарован музыкой, которую он слышал в родном городе, но ему хотелось большего, и вскоре после получения аттестата о среднем образовании, он двинулся на восток, чтобы там найти себе работу на профессиональном музыкальном поприще.


Паттон обосновался в столице Соединенных Штатов и однажды случай свел его с популярным американским исполнителем новоорлеанского ритм-н-блюза Ллойдом Прайсом (Lloyd Price). Прайс записал с 1952 по 1953 годы целую серию успешных боевиков, попавших в «горячую десятку» специализированных чартов. В 1954-м его призвали в американские вооруженные силы и отправили служить в Корею, но война к этому времени уже закончилась, и он остался жив. Это был плюс. Но, когда он вернулся, то обнаружил, что его место под солнцем занял экспрессивный Маленький Ричард (Little Richard). Это был минус. Для того чтобы отвоевать былые позиции на эстрадном Олимпе Прайсу был просто жизненно необходим новый аккомпанирующий состав. В поисках музыкальных рекрутов он регулярно наведывался в легендарный театр «Говард» (Вашингтон, улица Т, 620), открытый в 1910 году, а пятидесятые ставший самой настоящей Меккой для исполнителей ритм-н-блюза и рок-н-ролла. И вот в этом историческом месте Ллойд Прайс и предложил Паттону попробовать себя в роли штатного пианиста его оркестра. На прослушивании Джона попросили сыграть вступление к принесшему Ллойду славу хиту «Lawdy, Miss Clawdy», после чего Джон был немедленно зачислен в ряды новоиспеченного музыкального формирования. По мере расширения коллектива выросли, и профессиональные полномочия Паттона и он постепенно стал не только правой рукой маэстро, но и неформальным художественным руководителем его оркестра. Кроме того, он написал несколько песен для репертуарной копилки Прайса. Это был прекрасный опыт для начинающего музыканта, стремящегося к индивидуальной музыкальной карьере в сфере шоу-бизнеса. В 1959 году распрощавшись с Ллойдом Прайсом, он вырывает свои корни из плодородной почвы коммерческого ритм-н-блюза и переезжает в Нью-Йорк, чтобы исполнять джазовую музыку.


В Нью-Йорке Джон нашел себе пристанище в отеле «Фландерс», расположенном на 47-й улице, и имевшем в то время репутацию культового места сбора джазовых музыкантов. Местечко было веселым, скучать не приходилось – периодически, то в одной, то в другой комнате, возникали стихийные джем-сейшены, в которых принимал участие и Джон Паттон. Таким образом, не выходя за пределы своего обиталища, он смог познакомиться с целым сонмом нью-йоркских джазменов и обзавестись множеством полезных связей. Благодаря многогранности своего таланта, а также при помощи продюсера и композитора Лютера Диксона (Luther Dixon), с которым он был знаком еще со времен совместной работы на Ллойда Прайса, он смог получить должность штатного композитора на небольшой фирме грамзаписи «Scepter Records», в начале 60-х основанной в Нью-Джерси Флоренс Гринберг (Florence Greenberg). Паттон написал для продвигаемой лейблом девичей вокальной группы «The Shirelles» несколько песен, одна из которых, «Big John (Ain't You Gonna Marry Me)», имела шумный коммерческий успех, достигнув осенью 1961 года 21-й позиции в национальном списке наиболее продаваемых одиночных пластинок. Возможно, что именно из-за этой песни, а вовсе не из-за высокого роста или могучего телосложения (ему с этим не повезло), он получил среди своих знакомых музыкантов прозвище «Большой Джон» (Big John), которое, в конце концов, выбрал для себя в качестве сценического псевдонима. Хотя сам он утверждал, что поводом для подобного рода дружеских шуточек стал совсем другой шлягер - исполненный кантри-певцом Джимми Дином (Jimmy Dean) номер «Big Bad John» (Bilboard #1), так же, как и поп-боевик «The Shirelles» он был издан в сентябре 1961 года.


Одновременно со своей хит-мейкерской деятельностью Джон Паттон стал также желанным гостем на сценических подмостках многих нью-йоркских джазовых клубов, таких как «Brankers», «Basie's», «Minton's», «The Barron», «The Red Rooster», «The 5 Spot», «Shalimar», «New York World's Fair». В тот период он играл с Келвином Ньюборном (Calvin Newborn), Дональдом Бёрдом (Donald Byrd), Беном Диксоном (Ben Dixon), Гарольдом Виком (Harold Vick), Грантом Грином (Grant Green) и другими не менее эпическими музыкантами. Вняв настоятельным рекомендациям Бена Диксона и Германа Грина (Herman Greene) из группы Лайонела Хэмптона (Lionel Hampton) Паттон переключился с фортепиано на легендарный орган «Hammond B-3», который был в то время чрезвычайно популярен среди профессиональных джазовых музыкантов, поскольку он представлял собой дешевую альтернативу большому оркестру. Игра Джимми Смита (Jimmy Smith) на этом инструменте стала источником вдохновения в 60-70-х годах не только для целой плеяды джазовых исполнителей, таких как Джимми МакГрифф (Jimmy McGriff), Дон Паттерсон (Don Patterson), Джек МакДафф (Jack McDuff), Лари Голдингс (Larry Goldings), но и для многих приверженцев ритм-н-блюза, прогрессивного рока, и регги. Не устоял перед магическим звучанием этого инструмента и Джон Паттон. В пятидесятых и шестидесятых годах двадцатого столетия органные трио стали весьма распространенным форматом джазовых коллективов, выступающих в различных питейных заведениях крупных городов Соединенных Штатов. Мощный, усиленный акустической системой, звук Хаммонда позволял полностью заполнить объем музыкального клуба или бара, которому ранее для этой цели требовался более масштабный по составу оркестр. Кроме того, этот электромеханический клавишный инструмент с легкостью позволял одновременно исполнять несколько музыкальных ролей: басовую партию (при помощи ножной клавиатуры педального блока), гармонический аккомпанемент и солирующую мелодию. Владельцам злачных заведений, конечно же, быстро пришлась по душе структура органного трио, поскольку она давала жадным до прибыли капиталистам существенную финансовую экономию. Впрочем, речь не о них. Среди самих музыкантов нашлось, в свою очередь, много сторонников камерных составов подобного рода, поскольку такая минималистическая конфигурация имела целый ряд музыкальных достоинств. Звучание органного трио было гораздо более интимным, нежели у большого оркестра и это обстоятельство в значительной мере способствовало коммуникации между музыкантами на сцене, давая им больше свободы для смены настроения, ритма пьесы и продолжительных спонтанных импровизаций.


В мае 1962 года гитарист Грант Грин рекомендовал Джона Паттона альт-саксофонисту Лу Дональдсону (Lou Donaldson) и тот незамедлительно пригласил неискушенного доселе в фонографической индустрии музыканта на запись своего альбома «The Natural Soul». С этого исторического момента началось десятилетнее сотрудничество Большого Джона с фирмой грамзаписи «Blue Note». В составе квартета Лу Дональдсона Паттон запишет диски «Good Gracious!» (1963), «Signifyin'» (1963) и «Possum Head» (1964). Исполнительская манера Джона Паттона пришлась по душе совладельцу лейбла «Blue Note» Альфреду Лайону (Alfred Lion) и он предоставил талантливому органисту возможность выпустить на подведомственном ему подразделении виниловой индустрии девять долгоиграющих пластинок в качестве лидера, помимо двух десятков альбомов в которых он участвовал в качестве сайдмена. C возрождением интереса к соул-джазу эпохи шестидесятых годов фирма грамзаписи «Blue Note» стряхнула пыль с многих невостребованных до той поры сессий, которые лежали на дальних полках в запасниках ферромагнитных лент. На этой волне были выпущены также и три альбома Джона Паттона, записанные и подписанные к изданию в разные годы, но в силу неизвестных обстоятельств так и не увидевших свет: «Blue John» (1963/1986), «Boogaloo» (1968/1995) и «Memphis to New York Spirit» (1969/1996). В начале семидесятых финансовые дела лейбла «Blue Note» шли не самым лучшим образом, и компания впала в продолжительную кому вплоть до 1980 года, когда компанию и принадлежащий ему каталог записей выкупил виниловый мега-концерн «EMI Records». В период спада деловой активности «Блюзовой ноты» Джон Паттон надолго покидает музыкальную сцену и переселяется в провинциальный городок Ист-Оранж (штат Нью-Джерси) с населением 75 тысяч человек, что-то типа нашего Биробиджана или подмосковной Дубны, где ведет тихий и спокойный образ жизни абсолютно нормального человека, изредка прерываемого партизанскими творческими вылазками в студии звукозаписи для работы над собственным новым материалом (Soul Connection, 1983) или для сотрудничества с дружественными джазменами: Джонни Литтл (Johnny Little) «Everything Must Change» (1977), Джон Зорн (John Zorn) «The Big Gundown» (1985) и «Spillane» (1987), Джимми Пондер (Jimmy Ponder) «Mean Streets-No Bridges» (1987), «Jump» (1988). В начале 90-х годов Паттон вернулся в мир большого джаза с альбомами «Blue Planet Man» (1993), «Minor Swing» (1994), в записи двух которых Джону помогал его старый приятель альт-саксофонист Джон Зорн, а завершил декаду своей последней индивидуальной работой «This One's for J.A.» (1998). В марте 2002 года, в возрасте 66 лет Джон Паттон скончался от отказа почек и диабета. Покойся с миром Большой Джон.


Tracks:
  • 01. Rakin' And Scrapin' 10:00
    (H. Mabern)
  • 02. Freedom Jazz Dance 4:40
    (E Harris)
  • 03. Captain Nasty 5:05
    (M. Cabell)
  • 04. Village Lee 6:23
    (M. Cabell)
  • 05. Lite Hit 6:20
    (M. Cabell)
  • 06. Don't Let Me Lose This Dream 6:45
    (A. Franklin - T. White)
    Bonus Tracks:
  • 07. Lite Hit [alternate take] 6:07
    (M. Cabell)
  • 08. Buddy Boy 6:36 
    (J. Patton)
  • 09. 2 J 7:46 
    (J. Patton)
  • 10. Sweet Pea 5:22
    (J. Patton)

Recorded at Rudy Van Gelder Studio, Englewood Cliffs, New Jersey
on August 15 (01-07) and June 9 (08-10), 1969
Produced By Francis Wolff
Recording Engineer - Rudy Van Gelder

Personnel:
  • Big John Patton – Organ
  • Marvin Cabell – Tenor Saxophone, Flute
  • George Coleman – Tenor Saxophone (08-10)
  • James Blood Ulmer – Guitar (01-07)
  • Leroy Williams – Drums

Комментариев нет:

Отправить комментарий