среда, 2 марта 2016 г.

The Maze. Выход из лабиринта.



Скоротечная эпопея группы «The Maze» берет свое начало во втором полугодии 1965 года, когда подрабатывающий в свободное время манекенщиком и обладающий бархатистым чувственным голосом уроженец небольшого провинциального городка Итон (графство Беркшир) Родерик Эванс (19.01.1947), присоединился в качестве ведущего вокалиста к коллективу «The Jumping Jimmy Band» из индустриального центра Слау. В свои семнадцать лет Род, был не только матерым эстетствующим космополитом, которому были по душе модные континентальные шмотки и французские девушки, но и тёртым калачом в шоу-бизнесе - со своей прежней командой «The Horizons» он интенсивно концертировал по отчему острову и за его пределами. В частности в августе-сентябре 1965 года в популярном гамбургском клубе «Звезда» возглавляемый Родом коллектив раз за разом шлифовал перед немецкой публикой программу, состоящую по большей части из репертуара американской группы «The Impressions». После феноменального успеха ливерпульской четверки клуб «Звезда» (1962-1969) в глазах простодушных английских подростков был чем-то вроде колыбели британского рока на материке и на яркое, обманчивое сияние этого «светила» слетались тысячи голубоглазых юношеских душ, чтобы в полной мере испытать на себе все прелести чудовищной капиталистической эксплуатации. Смены по восемь, десять и даже двенадцать часов за вечер были нормой для этого полукриминального заведения. Для многих музыкантов лишь различного рода нелегальные таблетки были единственной возможностью выдержать этот нечеловеческий марафон. Похоже, что недобитые немецкие наци нашли изящный способ отомстить потомкам британских пилотов за ковровые бомбардировки мирного Дрездена. Вознаграждали за нелегкий труд германские акулы шоу-бизнеса столь «щедро», что ребята из «The Horizons» порой неделями жили на одних бисквитных рулетах. В каком-нибудь кафе их заказывали на всю компанию, а, после, не расплатившись, удирали на своем фургоне, который Род незадолго до окончания трапезы заботливо подгонял к двери кафешки. Такая жизнь не для слабонервных, поэтому, возвратившись из Гамбурга, группа развалилась из-за накопившегося внутреннего напряжения несовместимого с дальнейшей творческой деятельностью. Но нужно отдать должное, именно там, в Гамбурге, в клубе на улице Большой свободы, 39, окончательно сформировалась вокальная манера Рода Эванса, гармонично вобравшая в себя черты певческой стилистики Клиффа Беннетта и Алана Кларка из «The Hollies». Однако пора вернуться к нашему повествованию о «The Jumping Jimmy Band».


Окончательно укомплектовав штатное расписание, коллектив вскоре переименовался в «M.I. Five» и полные творческого энтузиазма музыканты с головой окунулись в гастрольную круговерть, исполняя по различным клубам ассорти из ходовых бит-каверов. Не выдержав препятствий на тернистом пути к славе, в середине 1966 года из снаряженной музыкальной обоймы холостым патроном вылетел первоначальный барабанщик, на место которого немедленно переманили Яна Пейса (Ian Paice) (29.06.1948) из команды «The Shindigs» (бывшие «Georgie And The Rave Ons»), с которой участники «M.I. Five» не раз пересекались в клубной свистопляске. Ян переменой остался доволен – уровень новой команды был значительно выше. Остается лишь перечислить оставшихся неназванными штатных инструменталистов данного творческого подразделения: Крис Банем (Chris Banham) (30.011.1946) – орган; Эрик Кин (Eric Keene) (09.11.1945) – бас и Роджер Льюис (Roger Lewis) (01.05.1945) – гитара.


Вскоре после того, как Ян Пейс оставил за кормой «The Shindigs» и стал полноправным членом экипажа «M.I. Five», группа полностью перешла на профессиональные рельсы, передав статус любителей, словно эстафетную палочку, другим сценическим дилетантам. Подобного рода перемена слагаемых не замедлила благотворно сказаться на их артистическом реноме, и в результате к середине 1966-го у них на руках имелся официальный пергамент с подписью и печатью, подтверждавший их право на издание черного, винилового, идеально круглого сингла при помощи производственных мощностей граммофонной компании «Parlophone». В качестве звукового наполнителя были выбрана песня «You'll Never Stop Me Loving You» для лицевой стороны и «Only Time Will Tell» - для оборотной. Для привлечения внимания к грядущему выходу дебютного сингла, в воскресение, 3 июля 1966 года, Род Эванс и Ян Пейс появились в эфире популярной программы «Field's Fab Forty», еженедельно выходящей на волнах пиратской радиостанции «Radio London». Станция принадлежала техасскому бизнесмену Дону Пирсону и вела трансляцию с борта, стоящего на якоре в нейтральных водах Северного моря бывшего американского минного тральщика времен Второй мировой войны «MV Galaxy», оснащенного передатчиком мощностью 50 киловатт и 64-метровой вантовой антенной. В те времена «Радио Лондон» была самой мощной флибустьерской станцией в Европе, так например, мощность передатчика «Radio Caroline», ее ближайшего конкурента в сфере нелегального вещания, была в пять раз ниже. Еще одной специфической особенностью этого радио было то, что для списка популярности программы «Field's Fab Forty» ди-джеи станции использовали более прогрессивный формат, не базирующий на статистике продаж. В отличие от других, медленно набирающих обороты чартов, хит-парад «Радио Лондон» более динамично реагировал на сиюминутные пульсации музыкальных трендов. Из-за неприспособленности студии живые выступления на радиостанции были редкостью, поэтому представителям «M.I. Five» пришлось ограничиться лишь небольшим интервью. Долгожданная дебютная пластинка увидела свет в сентябре, однако, несмотря на все ожидания, расходилась она с трудом, то ли по причине слишком заскорузлого ритм-н-блюзового звука, то ли из-за того, что их название вызывало ассоциации с аббревиатурой государственного ведомства британской контрразведки «MI5», что абсолютно не соответствовало миролюбивому настроению того времени. В октябре музыканты группы, в расчете на то, что смена вывески поможет приоткрыть перед ними запертые доселе двери, модифицировали свое прежнее имя на более глубокомысленное «The Maze» (что в переводе на русский означает «Лабиринт»), а заодно адаптировали музыкальную стилистику ансамбля к психоделическим вибрациям царящей вокруг карнавальной атмосферы «Свингующего Лондона».


И удача, наконец, соизволила им улыбнуться. На них обратил внимание именитый менеджер и продюсер, «пионер индустрии развлечений» Роберт Стигвуд (Robert Stigwood), пронырливый персонаж с сомнительной репутацией, которого впоследствии, не склонные к сребролюбию и материальным излишествам музыканты будут не без оснований обвинять, что именно он окончательно превратил молодежный рок в махровый шоу-бизнес. От Стигвуда всегда исходил дух авантюризма и запах шальных денег, возможно благодаря этому ему удалось переманить группу «The Who» на организованную им в начале 1966 года независимую фирму грамзаписи «Reaction Records». Кроме того, он стал антрепренером «Cream» и чуть не заделался менеджером «The Beatles», обведя Брайана Эпстайна вокруг пальца, впрочем, это делали все кому не лень, начиная с Джорджа Мартина. Глава лейбла «Reaction» сумел уловить в музыке «The Maze» определенный коммерческий потенциал, что повлекло за собой подписание контракта на звукозапись, в соответствии с которым в ноябре 1966 года возглавляемая им фирма выпустила на музыкальный рынок вторую одиночную пластинку группы с записью баллады «Hello Stranger», разбавленной чуть более энергичным номером «Telephone». Диск впрочем, постигла судьба его старшего винилового собрата.


«The Maze» была весьма крепкой клубной командой с самобытной музыкой и профессиональным уровнем исполнительского мастерства, поэтому они не испытывали недостатка в музыкальных ангажементах, активно колеся по британскому и европейскому захолустью, порой наматывая на гастрольный кардан до полутора тысяч километров в неделю. Однако размер их гонораров зачастую оставлял желать лучшего, и участникам группы с большим трудом удавалось сводить концы с концами. Максимум на, что они могли рассчитывать - 75 фунтов стерлингов в неделю на всех, то есть, после раздела коллективного барыша, каждому доставалось лишь по 15 фунтов. Порой не было и этого. Но они были молоды и больше всего на свете хотели играть, и поначалу не обращали на бесчисленные трудности гастрольной жизни ровным счетом никакого внимания. В январе 1967 года коллективу каким-то непостижимым образом удалось получить ангажемент на музыкальный аккомпанемент в сценической постановке миланского театра «Piccolo». В солнечную Италию поехали через Альпы, на полуразвалившейся машине, не оборудованной печкой. Это было удовольствие ниже среднего, поскольку ночная температура в середине зимы там до минус пяти, но если тебе восемнадцать, то многие невзгоды кажутся просто забавным приключением. В конце концов, когда Суворов совершал свой переход через Альпы, ему тоже пришлось не сладко. Однако вернемся от славных страниц русской истории к итальянскому драматическому искусству. На сцене Малого театра города Милана наши британские герои приняли участие в спектакле «Patatine di contorno» представлявшем собой италоязычную версию комедии «Chips With Everything» британского драматурга Арнольда Уэскера (Arnold Wesker). В роли постановщика пьесы выступил режиссер, сценарист и журналист из Флоренции Раффаэле Майелло (Raffaele Maiello). «Мы никогда не видели столько публики разом», - вспоминал позже об участии ансамбля в этом представлении Ян Пейс. Во время пребывания на Апеннинском полуострове «The Maze» записали две песни из спектакля, которые были выпущены ограниченным тиражом итальянским филиалом компании «Polydor» в качестве рекламного сингла. Кроме того, для маркетинговой поддержки постановки группа выступила на местном телевидении. Там же в Милане в феврале-марте 1967 года для того, чтобы воспроизвести концертное звучание коллектива музыканты записали живьем в студии, без всяких наложений, четыре вещи, которые будут в дальнейшем выпущены во Франции фирмой грамзаписи «Vogue» в виде семидюймового винилового миньона.


Спустя три месяца пребывания в Италии, после окончания театрального сезона, команда подписала контракт на трехнедельное выступление в гамбургском клубе «Звезда», где Эванс и Пейс познакомились поближе с выступавшим с ними на одной сцене суровым виртуозом гитары Ричи Блэкмором. Шестиструнный гуру настолько высоко оценил барабанную стилистику Яна Пейса, что тут же предложил ему соединить воедино имеющийся у них индивидуальный творческий потенциал. Однако Ян вежливо отклонил предложение маэстро, поскольку у Ричи в то время не было даже намека на собственный состав, а выступления с «The Maze» приносили пусть и весьма скромный, но все же более или менее стабильный заработок. В конце 1967 года, и под занавес нашей непродолжительной истории о группе «The Maze», выходит финальный «семидюймовик» британской формации, опустив на звуковую дорожку которого корундовую иглу звукоснимателя, можно, при удачном стечении обстоятельств, выпустить в стратосферу, словно джина из бутылки, позитивные вибрации песен «Catari Catari» и «Easy Street», зафиксированных на нем в виде аналоговых криптограмм. Поскольку, несмотря на все героические усилия, продажи записанных дисков оставляли желать лучшего, а концертные гонорары оставались на прежнем, мизерном уровне, Род Эванс, а затем и Ян Пейс, словно корабельные крысы предпочли спастись бегством с тонущей музыкальной посудины и бросить своих бывших коллег по коллективу на верную гибель посреди бушующих волн шоу-бизнеса. Негодяи, одни словом. А сами, в начале 1968-го очутились в более перспективном, эмбриональном коконе будущих «Deep Purple». История «The Maze» на этом закончилась навсегда, а ее авторы поставили на ее последней, недописанной странице жирную темно-лиловую точку.



• The Maze - The Complete Recordings 1966-1967 [320]



Первая и, одновременно, последняя семидюймовая виниловая «сорокапятка» британской группы «M.I. Five». Коллектив просуществовал чуть больше года, прежде чем без малейших перемен в составе трансформировался в «The Maze». Наличие в рядах «M.I. Five» двух будущих участников «Темного пурпура» периода его первого созыва – Рода Эванса и Яна Пейса не позволило этой малоприметной формации окончательно затеряться на задворках музыкальной истории.

Диск был выпущен 29 июля 1966 года британским звукозаписывающим лейблом «Parlophone Records». Номер по каталогу: R 5486.

Сторона А: «You'll Never Stop Me Loving You»
Сторона В: «Only Time Will Tell»

Автор обеих песенных композиций – участник группы «M.I. Five» гитарист Роджер Льюис (Roger Lewis).

Продюсер записи: Фил Джей (Phil Jay)

«M.I. Five»:
Rod Evans - vocals
Chris Banham - organ
Eric 'Jack' Keene - bass
Roger Lewis - guitar
Ian Paice – drums

Виниловый бутлег: HR Archive (HR 10). Тираж: 300 экземпляров.
В цифровом виде обе композиции присутствуют в шеститомнике 2002 года «Listen Learn Read On» (EMI ‎– 7243 5 40973 2 4).
А также по отдельности: «You'll Never Stop Me Loving You» - на сборнике «The Deep Purple Family Album» (Connoisseur Collection ‎– VSOP CD 187); «Only Time Will Tell» - на сборнике «Breaking Point (20 Hard-Edged Beat Diamonds)» (Psychic Circle ‎– PCCD7023).




Дебютная виниловая пластинка в скромной дискографии «The Maze». Издана 25 ноября 1966 года на независимой британской фирме грамзаписи «Reaction». Лейбл был сформирован Робертом Стигвудом, матерым импресарио и австралийским эмигрантом по совместительству. Функционировало это маркетинговое подразделение, прежде чем окончательно исчезнуть с делового горизонта в 1967 году, совсем недолго, всего лишь около года, но за мимолетный период своего существования ухитрилось выпустить целых три (!) альбома, один миньон и восемнадцать синглов, среди которых затерялась семидюймовая звуковая нарезка и наших героев.

Моно. Номер по каталогу: 591009.

Сторона А: «Hello Stranger» (Lewis)
Сторона В: «Telephone» (Ludd)

Продюсер записи: Робертом Стигвуд (Robert Stigwood)

«The Maze»:
Rod Evans - vocals
Chris Banham - organ
Eric 'Jack' Keene - bass
Roger Lewis - guitar
Ian Paice – drums




Раритетный виниловый промо-сингл с двумя песнями из спектакля «Patatine Di Contorno», изданный итальянским филиалом немецкой фирмы грамзаписи «Polydor». Эта комедия в двух действиях была поставлена режиссером Раффаэле Майелло (Raffaele Maiello) на сцене Малого театра города Милана (Piccolo Teatro della Città di Milano) в феврале 1967 года и представляла собой итальянскую версию пьесы «Chips With Everything» британского драматурга Арнольда Уэскера (Arnold Wesker) в переводе Бэтти Фоа (Betty Foa). Композитор: Дориано Сарацино (Doriano Saracino). Автор текстов: Роберто Паллавичини (Roberto Pallavicini). Сценография – Эцио Фриджерио (Ezio Frigerio).

Моно. Номер по каталогу: NH 59801.

Сторона А: «Aria Del Sud» (R. Pallavicini, D. Saracino)
Сторона В: « Non Fatemi Odiare » (R. Pallavicini, D. Saracino)

На итальянском языке.

«The Maze»:
Rod Evans - vocals
Chris Banham - organ
Eric 'Jack' Keene - bass
Roger Lewis - guitar
Ian Paice – drums




«In (Special Danse Discoteque)» - редкий семидюймовый виниловый миньон британской группы «The Maze», выпущенный в 1967 году французской фирмой грамзаписи «Vogue» исключительно на территории пятой республики. Четыре композиции, из которых одна инструментальная, сорок пять оборотов в минуту, центральное отверстие диаметром 38,24 мм для проигрывателей-автоматов.

Номер по каталогу: INT.18136.

A1 • Harlem Shuffle (N. Rodriguez) 3:17
A2 • What Now (M. Field) 3:18
B1 • The Trap (R. Evans, Vanhan, E. Keen, A. Lewis, I. Paice) 3:48
B2 • I'm So Glad (S. James) 3:35

Producer – Dru Harvey

«The Maze»:
Rod Evans - vocals
Chris Banham - organ
Eric 'Jack' Keene - bass
Roger Lewis - guitar
Ian Paice – drums

Виниловый бутлег: HR Archive (HR 9). Тираж: 300 экземпляров.
В цифровом виде миньон был переиздан в 2001 году на пятидюймовом компакт-диске в рамках серии «EP Collection Original Versions» (Magic Records ‎– 3930246).
Кроме того все композиции оригинального семидюймового издания присутствуют на цифровой компиляции 1997 года «French 60's Ep Collection - Sixties Years Volume 3» (MAM Productions ‎– 176162).




Семидюймовый диск на сорок пять оборотов, завершающий лаконичную виниловую дискографию «The Maze». Выпущен 6 декабря 1967 года фирмой грамзаписи «MGM Records», которая изначально была создана киностудией «Metro-Goldwyn-Mayer» для выпуска звуковых дорожек из снятых компанией картин. Впоследствии начали записывать оригинальные альбомы с поп-музыкой не связанной непосредственно с киноиндустрией. На лицевой стороне записана лирическая неаполитанская баллада «Catari Catari» итальянского композитора Сальваторе Кардильо (Salvatore Cardillo), английский текст написала британская звезда мюзик-холла Грэйси Филдс (Gracie Fields). Переехавший на постоянное место жительство в Соединенные Штаты сеньор Кордильо (1874-1947) написал эту песню в 1911 году на стих Рикардо Кордиферро (Riccardo Cordiferro) и первоначально она носила название «Core 'ngrato». Первым исполнителем этой песни был оперный певец Энрико Карузо.

Сторона А: «Catari Catari» (S. Cardillo, G. Fields)
Сторона В: «Easy Street» (Banham, Keene, Evans, Lewis, Paice)

Producer – Dru Harvey

«The Maze»:
Rod Evans - vocals
Chris Banham - organ
Eric 'Jack' Keene - bass
Roger Lewis - guitar
Ian Paice – drums

Обе композиции присутствуют в цифровом виде на сборнике 2001 года «Pre Purple People» (Purple Records ‎– PUR 325)


Комментариев нет:

Отправить комментарий