воскресенье, 25 мая 2014 г.

Cannonball Adderley Quintet - Accent On Africa (p) 1968 [FLAC]



Исполнитель: Cannonball Adderley Quintet
Страна: USA
Название альбома: Accent On Africa
Год выпуска: 1968
Лейбл: Capitol Records
Жанр: Jazz, Soul Jazz, Afro Jazz, Post Bop
Качество: FLAC
Размер: 211,7 MБ
Длительность: 00:31:57
Доступ: Free Text

В конце 50-х годов двадцатого столетия североамериканскому саксофонисту Джулиану Эддерли (Julian Adderley) за приверженность к продолжительным, ураганным импровизациям было присвоено в среде поклонников современного джаза почетное звание «новая Птица». Прозвище «Bird» (Птица), как известно, было неофициальной визитной карточкой самого Чарли Паркера (Charlie Parker), которого уже при жизни признавали величайшим гением импровизации и одним из самых влиятельных музыкантов в истории джаза. Подобного рода сравнение - весьма достойное развитие музыкальной карьеры для бывшего учителя музыки средней школы из курортного городка Форт-Лодердейл (штат Флорида), коим в былые дни числился Джулиан Эддерли, не правда ли? Однако какими бы лестными не были сопоставления подобного рода, они предполагают также, что наличие у джазовой аудитории повышенных ожиданий к творцам идущим вслед за выдающимися новаторами своего времени, всегда задает максимально высокую творческую планку, преодолеть которую зачастую, увы, дано не каждому. Статус первопроходца не предполагает вторых ролей, нужна определенная смелость и решительность, чтобы отойти от навязанных извне клише и заявить о себе не просто как о последователе, идущем по протоптанной колее, но и как о самостоятельной творческой личности ищущей возможность проложить свой собственный путь по нехоженой доселе музыкальной целине. К счастью Джулиану Эддерли не суждено было остаться «вторым Паркером» в истории джаза, поскольку судьба отвела ему другую участь – он стал первым, и единственным Кэннонболом Эддерли. Своим сценическим именем «Cannonball», что в переводе с английского означает «пушечное ядро», Джулиан был обязан наличию неукротимого аппетита, забравшего у него в качестве платы за свое постоянство свойственную юношеству стройность, превратив ее в зрелую округлость форм, характерную, впрочем, для всех по-настоящему добродушных людей. Ну, и, кроме того, шар, как известно – это идеальная форма, гармоничная и самодостаточная. А в сочетании с «пороховым» творческим зарядом она превращается в незнающее преград «пушечное ядро», которое в состоянии пробить любую стену непонимания между музыкантом и публикой, не оставив ей ни единого шанса на выживание. За 20 лет отпущенных свыше для его творчества, «Пушечное ядро» оставил в мировой джазовой летописи 53 альбома, записанных им в качестве лидера и более трех дюжин пластинок в которых он участвовал в качестве приглашенного музыканта. Однако как бы не были нам любопытны детали насыщенной событиями биографии Кэннонбола Эддерли, мы все же оставим их в стороне и перейдем непосредственно к самому альбому «Accent on Africa».


«Африканский акцент», выпущенный на разломе двух до предела насыщенных музыкальными инновациями десятилетий, когда, в преддверии Вудстока, музыкальный мир с восторгом двигался по ранее неизведанным территориям и с воодушевлением собирал разноцветные стеклышки различных музыкальных жанров в едином, всепоглощающем радужном калейдоскопе, может по праву считаться не только одним из уникальных дисков в виниловой летописи Кэннонбола Эддерли, но и выступать в качестве характерного звукового артефакта эпохи ожидания Эры Водолея, сконцентрировавшего в себе наиболее ярко выраженные актуальные тенденции того времени. Возможно, это одна из самых изящных и одновременно недооцененных современниками, звуковых работ «Пушечного ядра», гармонично сочетающая в своей структуре электрические инструменты, этническую перкуссию и фри-джазовые импровизации. В предвкушении расширения целевой аудитории, выпустивший ее американский лейбл «Columbia Records» снабдил диск красочной экзотической обложкой, скорректировав «оптический прицел» маркетинговой компании на более широкий спектр потенциальных «объектов поражения», нежели традиционной круг поклонников джаза. Впрочем, их можно понять, конец 60-х был не самым лучшим временем для традиционного джаза, закрывались клубы и концертные площадки, менялись тенденции, музыкальные настроения, менялась эпоха. Чтобы достучаться до сердец молодежи, джазменам старой гвардии нужно было либо выпустить коммерческий хит, либо найти новый музыкальный язык, позволяющий нащупать созвучную с внутренним миром нового поколения резонансную частоту.


Весной 1968 года Кэннонбол Эддерли радикальным образом скорректировал свои музыкальные преференции и для записи нового альбома перебазировался с нью-йоркского Лонг-Айленда в Лос-Анджелес, поближе к штаб-квартире фирмы грамзаписи «Columbia Records». Кроме того, он решил расширить инструментарий будущей пластинки за счет добавления к традиционному уже альт-саксофону его духового сопранового собрата, который он прежде брал в руки лишь ради любопытства, практически никогда не используя этот инструмент во время живых выступлений. Также он начал активно экспериментировать с выпущенным компанией «Selmer» устройством «Varitone», расширяющим возможности духовых инструментов при помощи интегрированного керамического звукоснимателя подключенного к блоку эффектов (эквалайзер, тремоло, эхо, симультанные субоктавы). Вскоре, после того как данное новшество появилось на музыкальном рынке в 1967 году, звуковые эксперименты с этим устройством стали неотъемлемой частью концертных выступлений Сони Ститта, Лу Дональдсона и Эдди Харриса. Кэннонбол был также заинтригован возможностями «Варитона», поскольку, по его мнению, он мог бы существенно расширить звуковую палитру нового диска, основным замыслом, которого было использование широкого спектра музыки африканского континента.


К шестидесятым годам прошлого столетия звучание западноафриканского стиля хайлайф (highlife) уже достаточно широко проникло в популярную тогда музыку. Хайлайф – это городская музыка Ганы, возникшая в начале двадцатого века, и оказавшая впоследствии влияние на всю западную часть черного континента. Этот стиль представляет собой исполняемую на европейских инструментах фантастическую смесь из многообразных мелодических и ритмических структур традиционной музыки Золотого берега (акан, осибаба, ашико), песен моряков, музыки духовых оркестров (фокстроты, вальсы, квикстепы, рэгтаймы) и церковных песнопений. Джазовые музыканты из Африки нашли в Великобритании отличную почву для культивации собственной музыкальной культуры, и после пролома неприступной ранее «линии обороны» американского шоу-бизнеса легендарным ливерпульским подразделением, капитуляция музыкального рынка Нового Света перед «британским вторжением» была неминуема, а, следовательно, проникновение вслед за ней музыки африканского материка, было лишь вопросом времени. Триумфальное выступление на поп-фестивале в Монтерее в 1967 году южноафриканского трубача Хью Масекелы (Hugh Masekela) и прорыв его композиции «Grazing In The Grass» на вершины поп и ритм-н-блюз чартов в 1968 году также способствовало дальнейшей популярности джазовой музыки Африки на территории Соединенных Штатов.


В июне, когда ударный сингл Хью Масекелы находился в зените славы, Кэннонбол Эддерли начал формировать персональный состав музыкантов для записи альбома «Accent On Africa». Пластинка по его замыслу должна была показать скорей не африканские первоисточники в чистой форме, а то влияние, которое они оказывают на развитие современного джаза. В результате появился диск ни в коем случае не претендующий на торжество пуризма и аутентичность музыкальных традиций прародины человечества. Порой музыканты, собранные Эддерли для записи пластинки не чураются и некоторых вольностей, с удивительной легкостью соединяя эфиопский мелодический романтизм, с приторным ароматом кубинской перкуссии. Эпизодически, из-за обилия эпических оркестровых красок, невольно возникают ассоциации со звуковой дорожкой довоенного фильма «Кинг Конг» (1933) с Фэй Рэй в главной роли. К счастью подобного рода слуховые миражи весьма мимолетны и скоротечны. Спорадически выплывающие по ходу развития пластинки вокализы балансируют, кажется всего лишь в полушаге от вульгаризма псевдо-этнического стиля «экзотика», ставшего популярным среди среднестатистических обитателей городских кварталов с легкой руки Мартина Денни (Martin Denny), записавшего в 1957 году одноименную пластинку с набором эрзац тропических композиций. Но, несмотря на кажущееся пренебрежительное отношение к музыковедческой подлинности, «Акцент» удивительно изысканный альбом, изящный и цельный, тонко передающий не только атмосферу своего времени, но и свойственный этой эпохе алгоритм поиска новых звуковых горизонтов.


Tracks:
  • 01. Ndolima 3:48
    (Joe Zawinul)
  • 02. Hamba Nami 3:32
    (Cannonball Adderley)
  • 03. Khutsana 3:58
    (Caiphus Semenya)
  • 04. Up and At It 3:36
    (Wes Montgomery)
  • 05. Gumba Gumba 5:25
    (Caiphus Semenya)
  • 06. Marabi 2:50
    (Cannonball Adderley)
  • 07. Gunjah 4:16
    (David A. Axelrod)
  • 08. Lehadima 3:38
    (H.B. Barnum – J. Rich – R. Holmes)

Produced By David A. Axelrod
Arranged & Conducted By H.B. Barnum
Recorded In Hollywood, CA On June 13 (04,07, 08) And June 14 (01-03, 05, 06), 1968


Cannonball Adderley With H. B. Barnum's Orchestra:

  • Cannonball Adderley - alto Saxophone (03, 04, 06), soprano saxophone (01, 03, 07, 08), Varitone (02, 05)
  • Nat Adderley - cornet
  • Freddie Hill – trumpet
  • Jack Laubach – trumpet
  • Ollie Mitchell – trumpet
  • Anthony Terran – trumpet
  • Bob Pring - trombone
  • Richard Leith - trombone, bass trombone
  • Unidentified - flugelhorn
  • Vincent DeRosa - flugelhorn, tuba
  • Buddy Collette - piccolo saxophone, alto saxophone, tenor saxophone, baritone saxophone
  • Jackie Kelso - clarinet, oboe
  • Jules Jacobs - clarinet, tenor saxophone
  • Plas Johnson - tenor saxophon
  • Jim Horn - baritone saxophone
  • Gene Estes - vibes, timpani
  • Don Randi - piano, harpsichord
  • Carol Kaye- guitar
  • Howard Roberts - guitar
  • Ray Brown - bass, electric bass, tambourine
  • Earl Palmer - drums, percussion
  • Joe Clayton – percussion
  • Frank Guerrero - percussion




3 комментария:

  1. СПАСИБО БОЛЬШОЕ ЗА ПОВЕСТВОВАНИЕ И МУЗЫКУ. ТЕРМИН ФРИ ДЖАЗ МЕНЯ ПУГАЕТ. ЗДЕСЬ ЖЕ ВЕСЬМА ПОПУЛЯРНАЯ, ЛЕГКОУСВОЯЕМАЯ (ДЛЯ МЕНЯ) МУЗЫКА. АЛЬБОМ ЧЕРТОВСКИ ПОНРАВИЛСЯ. АГБ.

    ОтветитьУдалить
  2. Ну, что же слушайте на здоровье. Попсизма в соул джазе, конечно же с избытком, но все компенсирует изрядный заряд искренней эмоциональности.

    ОтветитьУдалить
  3. Попсизма в соул джазе, конечно же с избытком -ДА В ЭТОМ НЕТ НИЧЕГО ПЛОХОГО, ДЕЛО В КАЧЕСТВЕ,ТАЛАНТЕ, А НЕ В СТИЛЕ. В ВАЛЬСАХ ТОЖЕ "ПОПСИЗМ",НО ЧАЙКОВСКИЙ И СВИРИДОВ ( МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ) ЭТОГО НЕ СТЕСНЯЛИСЬ, И ПРАВИЛЬНО ДЕЛАЛИ. АГБ.

    ОтветитьУдалить