• Mk V #9303



КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ОБЪЕКТ № 2910027000

Код памятника: 2910027000
Наименование: ТАНК (АНГЛИЙСКИЙ ТРОФЕЙНЫЙ), УСТАНОВЛЕННЫЙ НА ПЬДЕСТАЛЕ КАК СИМВОЛ ПОБЕДЫ КРАСНОЙ АРМИИ НАД ИНТЕРВЕНТАМИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ НА СЕВЕРЕ
Типология (осн.): Памятники истории
Авторы и датировки: НЕТ ИНФОРМАЦИИ
Состояние: УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЕ
АТО: АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ, Г.АРХАНГЕЛЬСК
ПОСМОТРЕТЬ О РЕГИОНЕ НА САЙТЕ "КУЛЬТУРА РЕГИОНОВ РОССИИ"

Адрес: ТРОИЦКИЙ ПР., У ДОМА 104 (УЛ. П.ВИНОГРАДОВА)
Категория охраны: Федеральная
Вид документа о постановке на гос. охрану: постановление Совета Министров РСФСР № 624 от 04.12.1974
Постановление Совета Министров РСФСР № 1327 от 30.08.1960



Тяжелый английский танк Mk Vb (бортовой номер 9303) был захвачен большевиками у английского экспедиционного корпуса во время гражданской войны на Севере. Он не был подбит, англичане его просто не успели эвакуировать при отходе. Танк был передан в Красную Армию и в 1939 году в честь двадцатой годовщины освобождения Севера по распоряжению наркома обороны Ворошилова был отправлен по железной дороге в Архангельск в качестве подарка. В 1940 году танк был установлен во дворе краеведческого музея. Со временем при реконструкции Троицкого проспекта здание музея снесли, а танк так и остался стоять в гордом одиночестве посреди проспекта в качестве весьма странного и непонятного памятника. На сегодняшний день это по видимому единственный уцелевшей в стране (а может и не только) экземпляр данной раритетной боевой машины времен Первой мировой войны.



ПРЕССА



Газета "Правда Севера" (2006)

Уже 65 лет стоит в центре Архангельска английский танк Mk V. Он прошел войну на Севере в роли врага, а затем десять лет был на вооружении Красной Армии, прежде чем стать памятником в нашем городе.


Танк помнит Великую Отечественную войну, когда его укрывали деревянным коробом, как и исторические памятники Москвы и Ленинграда, он пережил самодурство первого секретаря обкома КПСС П. Телепнева - машину сняли с постамента и спрятали в неработавшем детском парке; не забыл танк и перестройку, когда он стал предметом политических и коммерческих торгов.


...Весной 1919 года первые английские танки появились на южных окраинах России и 8 мая участвовали в первом бою. Во всех машинах были русские экипажи. К июлю 1919 года англичане довели число танков на деникинском фронте до 57 тяжелых Mk V и 17 легких Mk A. В начале августа 1919 года танки появились у генерала Юденича.


29 августа 1919 года для обеспечения эвакуации британских и союзнических сил в Архангельск прибыли шесть танков и добровольцы под командой майора Левиса Брайана - девять офицеров и 60 других военнослужащих. Марки танков - тяжелый Mk V и средний Mk B.


Из танков образовали самостоятельное отделение и прикомандировали его к Первому автомобильному дивизиону. В состав экипажей, принимавших участие в боях, входили русские офицеры, унтер-офицеры, рядовые солдаты.


Эвакуируясь из Архангельска в сентябре 1919 года, несмотря на разрешение оставить войскам Северной области все танки, англичане оставили только две машины. Вывезенные из Архангельска четыре танка были переданы Латвии, где состояли на вооружении до середины тридцатых годов.


После сдачи белыми Архангельска достались Красной Армии танки: Mk V с бортовым номером 9085 и Mk B - номер 1613. Mk V вошел в Первый танковый автоброневой отряд и участвовал в боях на Южном фронте против врангелевских войск, затем нес службу в одной из частей Московского военного округа, принимал участие в маневрах 1922 и 1925 годов. С вооружения он и подобные ему машины были сняты в 1930 году.


Mk B также состоял на вооружении Красной Армии. Еще в Архангельске, к параду в честь освобождения города, на его белом корпусе были нарисованы большие красные звезды - на лобовом листе брони и башне. Из Архангельска его вывезли в Москву, он прошел ремонт на Броневом авторемонтном заводе в Филях, получил зеленые камуфляжные пятна. После недолгих лет службы использовался в качестве подвижной мишени для обучения расчетов противотанковой артиллерии.


В 1938 году нарком обороны Ворошилов утвердил документ, определивший судьбу танков. Приведем фрагмент из него: "Все эти танки не на ходу, без вооружения, хранятся на окружных и центральных складах и войсками не используются.


Эти танки считаю необходимым использовать следующим образом: (...) в количестве 14 штук передать по два городам: Смоленску, Ростову-на-Дону, Харькову, Ленинграду, Киеву, Ворошиловграду и Архангельску для использования их как исторических памятников гражданской войны..."


В 1940 году в Архангельске на проспекте Павлина Виноградова, рядом со зданием краеведческого музея, установили танк Мk V N 9303. Это была не та машина, которую захватила в Архангельске Красная Армия, а один из трофеев, доставшихся советским войскам на Южном фронте.


До наших дней в России сохранились два из тех танков, еще три находятся на Украине. Но Mk V - единственный в своем роде. Такого танка нет даже в знаменитом Бовингтонском музее в Великобритании, где постарались сохранить все английские машины.


Наш танк иначе назывался "самкой" - он пулеметный. Пушечный был "самцом". Вес такой "самки" - 28 тонн, мощность двигателя - 150 лошадиных сил, максимальная скорость, которую развивал танк, - 7,4 километра в час. Экипаж состоял из восьми человек, на вооружении находилось шесть пулеметов, боезапас - 14100 патронов.



АРХИВНЫЕ ФОТОГРАФИИ















БРИТАНСКИЙ ТАНК MK V (АРХАНГЕЛЬСК)
Материал из Википедии


Трофейный британский танк Mark V — памятник истории в Архангельске. Установлен как символ победы Красной Армии над интервентами в годы Гражданской войны на севере. В некоторых источниках именуется как памятник Черчиллю. Имеет федеральную категорию охраны.


Описание

Архангельский танк № 9303, выпущенный фирмой Виккерс-Армстронг, представляет собой пулемётный вариант модели «Марк-V». Машины, вооружённые одними только пулемётами, называли «самками», дабы отличать их от «самцов», вооружённых пушками. На танке был установлен карбюраторный двигатель «Рикардо» мощностью 150 л. с. Масса танка — 28 тонн, экипаж — 8 человек, длина — 8 м, ширина — 3,32 м, высота — 2,6 м.


История памятника

21 февраля 1920 года после взятия Красной Армией Архангельска в Кремль Владимиру Ленину послана телеграмма:

...Сегодня в час 154-й Красный полк вступил в посрамление мировой буржуазии, на радость мировому пролетариату в советский Архангельск. Население встретило восторженно хлебом и солью. Два танка, сорок автомобилей, большие склады военного снаряжения, продовольствия находятся в полном порядке. Миллер бежал на ледоколе «Минин»...
Упомянутые выше два танка — Mk V и Mk B.


Памятный танк был захвачен Красной Армией на Южном фронте под Харьковом у Добровольческой Белой армии. Танк был снят с вооружения в 1930 году и хранился на армейском складе. В 1938 году народный комиссар обороны Климент Ворошилов передал 14 трофейных танков городам Смоленску, Ростову-на-Дону, Харькову, Ленинграду, Киеву, Ворошиловграду и Архангельску для использования их как исторических памятников гражданской войны.


21 февраля 1940 года на проспекте Павлина Виноградова (ныне Троицкий проспект) рядом со зданием краеведческого музея открыт памятник — танк Mark-V «самка» № 9303.

С 1984 по 1997 год памятник находился в «Детском парке».

С 2006 по 2010 год танк находился на капитальном ремонте на северодвинском заводе «Звездочка».

17 июня 2011 года танк был возвращен на прежнее место, где состоялось его торжественное открытие. Также вокруг танка был сооружен стеклянный футляр, для защиты памятника от дождя и снега.


РЕСТАВРАЦИЯ Mk V















ТАНК IS BACK






















ТАНКОВЫЕ ВНУТРЕННОСТИ

















ПОД "КОЛПАКОМ У МЮЛЛЕРА"













ТАНКИ-ПОБРАТИМЫ (ЧАСТЬ 1: НАШИ ДНИ)

ХАРЬКОВ (УКРАИНА)











ЛУГАНСК (УКРАИНА)(#9186, # 9344)

Танки был поставлены союзниками в Вооружённые силы Юга России весной 1919 года, и затем был зачислены в Русскую армию Врангеля в Крыму. Потом в качестве военного трофея они попали в руки РККА после боев на Каховском плацдарме осенью 1920 года, где из 60 участвовавших в сражении танков со стороны белых более-менее неповреждёнными и захваченными красными оказалось около 30 танков. После этого танки поступили на вооружение в РККА.

# 9186 "ВЕРНЫЙ" 1-й отряд танков (ВСЮР и Русская Армия, Юг)



В Луганск попали танки с заводскими номерами — № 9186 (который в армии белых имел собственное имя — «Дерзкий») и № 9344.


Выпускались танки в двух модификациях - male/female (самец/самка). Отличие заключалось в вооружении: самец - 2 пушки и 4 пулемета, самка - только 6 пулеметов. Однако после боя с германскими танками под Виллер-Бретоне 24 апреля 1918 года, выявившего полную беспомощность «самок», конструкторами было принято решение один пулеметный спонсон сделать пушечным. Данная модификация получила условное название «гермафродит». Всего было выпущено 400 танков Mark V, из них 200 «самцы» и 200 «самки». Сколько «female» было переделано в «hermaphrodite», неизвестно, но естественным будет предположить, что менее 200.


Если внимательно присмотреться к «луганским» танкам, то очень хорошо заметно, что с одной стороны видна выступающая башенка пушечного спонсона, а с другой - нет, поскольку спонсон пулеметный. Отсюда простой логический вывод - оба танка у Краеведческого музея являются модификацией «hermaphrodite».


Часть снятых в 1938 году с вооружения Mark V, согласно распоряжению К. Е. Ворошилова, была распределена по нескольким городам СССР:

Танки считаю необходимым использовать следующим образом: 1. «Рикардо» [так, по названию модификации двигателя, именовали в СССР танки Mark V] в количестве 14 штук передать по два городам: Смоленску, Ростову-на-Дону, Харькову, Ленинграду, Киеву, Ворошиловграду и Архангельску для использования их как исторические памятники гражданской войны



Луганские танки тоже были под угрозой уничтожения: по воспоминаниям очевидцев, в конце 1950-х годов, на волне раскритикования К. Е. Ворошилова, поступило указание снять танки с постаментов и отдать на переплавку. Однако, по инициативе рабочих Луганского тепловозостроительного завода оба танка были закопаны в землю прямо на заводской площадке для хранения металлолома. После прихода к власти Л. И. Брежнева танки были восстановлены в качестве памятников.




Луганские танки расположены симметрично за Краеведческим музеем, являясь продолжением мемориального комплекса «Памятник Борцам Революции».


В 2007 году при содействии английской стороны было принято решение отреставрировать танки,которые после реставрации были возвращены на своё первоначальное место.








ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ БРОНЕТАНКОВОГО ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ, КУБИНКА. (РОССИЯ)














ТАНКИ-ПОБРАТИМЫ (ЧАСТЬ 2: ВОЙНА И ДОВОЕННЫЕ ГОДЫ)

КИЕВ











ХАРЬКОВ








РОСТОВ-НА-ДОНУ








ROCK'n'ROLL ТАНК














И.М. Гостев, Е.В. Лютиков

ТАНКИ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ НА СЕВЕРЕ И ПАМЯТНИК В АРХАНГЕЛЬСКЕ

До последнего времени в публикациях российских и иностранных авторов принято было считать, что на Северном фронте в период Гражданской войны танки в боях не применялись. На самом деле, внимательное изучение исторических документов периода Гражданской войны 1918—1920 гг. на Севере доказывает, что танки применялись успешно, и это разительно отличается от результатов их применения на других фронтах. Честную и объективную историю Гражданской войны и интервенции еще предстоит написать. Наша задача скромнее - разобраться с отдельными эпизодами применения танков на Северном фронте.

История боевого применения танков на Южном и Северо-западном фронтах достаточно подробно описана в литературе, как мемуарной, так и научной. Необходимо отметить, что результаты применения танков были, как правило, неудачными. Причин тут множество: несогласованность взаимодействий с пехотой, частые поломки материальной части и отсутствие топлива, нежелание английских экипажей непосредственно участвовать в боевых действиях и т.д. Однако, о фактах боевого применения танков на севере России читатель не найдет ничего кроме легенд. Значительные усилия, приложенные к переписыванию истории в угоду советской идеологии, особенно после 1930 г., привело к полному забвению реальных событий.

В Архангельске все происходило совсем не так, как на других фронтах. Это отдельная и совершенно особая страница истории применения английских танков.

29 августа 1919 г., по запросу лорда Роулинсона (Rawlinson) для обеспечения эвакуации британских и союзнических сил в Архангельск из английского Вархейма (Wareham) прибыло 6 танков и отделение добровольцев под командой майора Левиса Брайана (J.N. Lewis Bryan), состоявшее из 9 офицеров и 60 других военнослужащих. Если на другие фронты танки отправлялись для непосредственного участия в боевых действиях, то к дню отправки техники на Север, решение об эвакуации английских войск и союзников уже было принято.

С момента прибытия танков в Архангельск в исторической литературе начинаются первые противоречия. В некоторых английских источниках указывается 4 Мк-5 и 2 Мк-А, в других - 3 Мк-5 и 3 Мк-В. По советским источникам было 2 Мк-5 и 3 Мк-В.

Логично предположить, что всего танков все же было 6. Маловероятно, чтобы англичане ошиблись в числе отправляемых машин. Марки танков - тяжелый Мк-5 и средний Мк-В, что подтверждается фотографиями тех лет. А вот островное расположение города могло помешать подсчету боевых машин разведкой Красной армии, так как часть из них могла находиться на другом берегу реки, разгрузиться на других причалах.

Эвакуируясь из Архангельска в сентябре 1919 г., несмотря на разрешение оставить войскам Северной области все танки, английское командование оставило только 2 машины: пулеметно-пушечный «композит» Мк-5 № 9085 и пулеметный Мк-В № 1613. Вывезенные из Архангельска 4 танка были переданы Латвии, где состояли на вооружении до середины 1930-х гг. По крайней мере, в знаменитом справочнике Ф. Хейгля, изданном в 1935 г. в Мюнхене, эти танки рассматриваются как устаревшие, но все еще стоящие на вооружении в Латвии. Наиболее вероятно, что дата отгрузки танков из Архангельска в Латвию - 10 сентября 1919 г. - день отправления парохода «Ла Плата» на Балтику, организованного «Союзным эвакуационным бюро» в Архангельске.
25 сентября 1919 г. Главнокомандующий всеми русскими вооруженными силами на Северном фронте приказал: «Принятые от Союзного Командования танки включить в состав 1-го Автомобильного дивизиона». Из двух танков было образовано самостоятельное отделение, прикомандированное к Первому автомобильному дивизиону, которым командовал полковник Всеволод Короткевич. 26 сентября в штат автодивизиона приказом Главнокомандующего была включена должность помощника командира «по заведыванию танками». А из приказа Главнокомандующего от 2 ноября 1919г. мы точно знаем дату создания первого танкового подразделения: «Отделение танков 1-го Автомобильного дивизиона по штату объявленному в приказе № 345 полагать сформированным с 28 сентября сего года». У этих танков не было никаких названий, хотя единственный в Архангельске бронеавтомобиль «Остин» носил гордое имя «Единая Россия».

Состав танковых экипажей, в разное время принимавших участие в боях, не был постоянным и с течением времени менялся. По приказам Главнокомандующего о награждениях и о переводах внутри различных формирований мы можем судить о том, кто прошел весь боевой путь в их составе, у кого и как менялись воинские звания.

Изучая сводки с фронта и приказы о награждении, можно с достаточной достоверностью определить наиболее значимые вехи боевого пути танкового отделения за период с 4 октября по 7 декабря 1919 г.

4—6 октября 1919 г. танки, введенные в бой на Железнодорожном фронте на Плесецком направлении отличились в боях за 410 и 406 версту, что соответствует современной станции Шелекса СЖД и урочищу (бывшая деревня) Утица. В этих местах до сегодняшнего дня сохранились фрагменты фортификационных сооружений тех лет. В оперативных сводках «От Штаба Главнокомандующего» от 5 и 6 октября сообщается об упорных боях и сильно укрепленных позициях большевиков. Первое время применение танков еще скрывали. Однако уже 23 октября в «Военном обзоре действий войск Северного фронта с 29 августа по 15 октября. От Штаба Главнокомандующего» в описании боев за 410, 409, 406 и 401 версты впервые открыто сообщается о применении танка: «Значительную поддержку в этих боях оказал танк, наводивший страх на большевиков», обеспечивая успешное продвижение 3-го Северного стрелкового полка.

В этих боях первые среди танкистов стали Георгиевскими кавалерами: старшие унтер-офицеры Павел Настюков, Башловкин, Бобров и рядовой Сабек, которые были награждены Георгиевским крестом 4-й степени «за то, что в боях с 4-го по 6 октября с.г. в районе 410 версты, под действительным и сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем противника, работая на танке, выполнили возложенную на них задачу, последствие которой было взятие неприятельских укреплений». Кроме того «за боевые отличия вольноопределяющийся старший унтер-офицер 1-го Автомобильного дивизиона Павел Настюков производится в прапорщики со старшинством с 6 октября».
С большим опозданием, причина которого неизвестна, 30 декабря 1919 г. приказом Главнокомандующего орденом Св. Георгия 4-й степени был награжден командир танка поручик Владимир Тамара «за то, что в бою 4 октября сего года при взятии укрепленной позиции на 410 версте, при первом участии в атаке танка, командуя таковым лично, воодушевлял свою команду, прорвался сквозь неприятельские искусственные заграждения вошел в окопы и несмотря на сильный артиллерийский огонь оставался там 25 минут, давая возможность подойти без потерь своей пехоте и дальнейшими действиями способствовал пехоте при взятии следующих укреплений»\".

За бой в районе 406-й версты Георгиевским оружием был награжден штаб-ротмистр Саргани «за то, что в бою 6-го октября, командуя танком, на железнодорожном фронте проник под действительным артиллерийским и ружейным огнем вперед пехотных цепей в кольцевое укрепление противника на 406-й версте, очистил его от неприятеля и затем, выйдя из танка и оставаясь все время под пулеметным огнем противника, руководил стрельбой танка, чем дал возможность пехоте с малыми потерями одержать блестящий успех». Это награждение было объявлено в приказе Главнокомандующего от 5 ноября 1919 г., а уже в приказе от 13 ноября штаб-ротмистр Александр Саргани «за боевые отличия» был награжден орденом Святой Анны 2-й степени с мечами. Отличался Александр Саргани не только в боях, на празднике Георгиевских кавалеров на Железнодорожном фронте он выступил как талантливый рассказчик и юморист.

За эти три дня боев Георгиевским кавалером стал и командир 1-го автомобильного дивизиона Всеволод Короткевич, который лично под огнем противника произвел рекогносцировку местности для обеспечения «успешного действия танка. В дальнейшем, руководя лично, под сильным огнем противника, действиями танка, способствовал выполнению общей задачи, возложенной на отряд».

Исходя из этих сведений, а также имеющихся фотографий, можно с уверенностью сказать, что в боях за Шелексу, Утицу и подступы к станции Плесецкой в боях участвовал танк Мк-В. Это легко объясняется зоной боевых действий вблизи железнодорожного полотна, где требовалась более легкая машина, меньших габаритных размеров, которую легче разгрузить вне большой железнодорожной станции и которой проще передвигаться по мягкому грунту и необустроенным дорогам. Мк-5 вступит в бой чуть позже, на петербургском тракте после занятия Плесецкой.

После взятия 11 октября станции Плесецкой, бои в октябре и ноябре велись на различных направлениях. Так, к 17 октября белыми был занят разъезд 385-й версты, что соответствует современной станции Пукса, а в Дениславском направлении войска продвинулись на 8 километров. В это время Железнодорожный, Селецкий и Онежский фронты белых соединились в районе станции Плесецкой. Протяженность фронта значительно увеличилась, и на нем сосредоточилось значительное количество войск с той и другой стороны. Наступление белых замедлилось, тем более что начиналась зима. В это время наиболее боеспособными частями Красной армии - подразделениями 18-й стрелковой дивизии Шестой армии - предпринимались отдельные атаки с целью захвата танков, устраивались специальные засады.

Однако каких-либо официальных сведений об участии танков в октябрьских боях пока не найдено. Впрочем о том, что танки не простаивали можно сделать вывод хотя бы из того, что за это время рядовой Эдуард Сабек получил звание старшего унтер-офицера, а затем и вместе с другими старшими унтер-офицерами Петром Башловкиным, Михаилом Синцовым, Семеном Бобровым и фельдфебелем Петром Пташкиным все получили воинские звания подпрапорщика.
22 октября 1919 г. на станции Плесецкой состоялся смотр войск, «рядом с танком выстроилась небольшая группа команды. Генерал-лейтенант Миллер также поблагодарил команду за службу и беседовал с ней о впечатлениях, о недавних боях танка с красными».

Танки вновь отличились в последних числах ноября, попав в белогвардейскую оперативную сводку от 30 ноября: «Наше наступление в Наволоцком направлении продолжается... Обошедший наши наступающие части отряд противника был разсеян блестящей работой танка. Во время атаки на Наволок под танком взорвался фугас, но танк не получил никаких повреждений и продолжал дальнейшую работу. Нами заняты деревни Дыхалово, Шабельга, Еловец, Сараево, Слобода и Холм».

Свидетельства об этих днях есть в воспоминаниях бывших красноармейцев, их еще предстоит систематизировать и изучить, отметая более поздние домыслы и легенды.
Для примера возьмем описание одного боя. Первое свидетельство - короткое, но чрезвычайно информативное. В письме школьникам, членам краеведческого кружка, ветеран 156-го стрелкового полка Росляков пишет: «Это чудовище было выведено из строя под дер. Наволоком у горбатого моста 17 ноября 1919 г. около 5 часов вечера и в те же часы минуты был сдан белым Наволок».
Разница в датах объясняется тем, что в Красной армии использовался «новый стиль», введенный декретом советской власти в 1918 г., а в Северной области использовали в датах «старый стиль», то есть разница составляет 13 дней, что мы и видим в цитируемых документах.

Два других свидетельства - более развернуты по содержанию, однако за давностью лет, намеренно или нет, в них вкрались значительные неточности. Здесь уместно процитировать советского поэта и живописца Леонида Рабичева: «Помнили имена женщин, которых любили, друзей, которых хоронили, но абсолютно смешалось в памяти, с кем, когда, где, и то, что рассказывали другие, с тем, что пережили сами. И о каждом событии у каждого была своя версия, исключающая все прочие». Именно так он написал в самом начале своих мемуаров, касающихся событий Великой Отечественной войны, столкнувшись с большими расхождениями в воспоминаниях своих однополчан.
Получив точную дату боя, обратимся к воспоминаниям другого красноармейца Н. Попова-Введенского, который подробно описывает эти события: «Однажды разведка нашего полка донесла, что у белых в деревне Дениславье появились танки... Один из таких танков появился на Дениславском тракте. Командиры подразделений Едошина, Черноглазова и двух рот Кай-Чардынского полка под общим руководством помощника командира полка Тимофеева получили задание атаковать, уничтожить или захватить танк. Я получил задание от начальника саперной команды полка Мухина заминировать дорогу, установив на ней фугасы... Мы подготовили восемь фугасов. В саперные песочные мешки клали брикеты сырого пироксилина, а в середину шашку сухого пироксилина с детонатором и электропроводами, соединенными с подрывной машиной «Сименс». Каждый фугас, туго перевязанный бечевкой и весивший восемь килограммов, был зарыт на дороге в отдельную яму... Оставив у подрывной машины саперов А. Шангина, П. Киселева и Д. Маслова, мы скрылись в лесу, наблюдая, что же произойдет.

И вот танк показался из-за поворота. Это была точно такая же боевая машина, которая сейчас стоит во дворе Архангельского музея (Мк-5. - И.Г., Е.Л.). Покачиваясь и грохоча, танк шел медленно и невдалеке от заложенных фугасов остановился: экипаж танка, видимо заметил следы нашей грубой работы. Из танка вышел офицер и осторожно стал оглядываться вокруг. Шангину ничего не оставалось, как привести в действие подрывную машину: раздался страшный взрыв.
Через несколько секунд танк открыл стрельбу из пушек и пулеметов (Мк-5 № 9085 был вооружен одной пушкой. - И.Г., Е.Л.). Открыли огонь и наши стрелки. Стоя на месте, танк яростно отбивался, но двигаться не мог. Однако и нам захватить его не удалось: железо выдержало ружейный огонь. Вскоре подошел второй английский танк и увел свою подбитую машину обратно на буксире».

Опубликованное 30 лет спустя описание того же боя значительно отличается, но позволяет более объективно представить картину. Автор воспоминаний - П. Чистиков. Вот что он пишет: «На второй версте от Наволока разведчики Едошина встретили бегущих группами и в одиночку красноармейцев. Едошин остановил их:
- Почему оставили окопы? В чем дело?
- У белых страшные железные чудовища - танки! - ответили бойцы.
- Пули их не берут!
- Сколько танков? Где?
Бойцы молчали. Никто не знал сколько их...
Разведчики устремились вперед и засели в укрытиях слева от дороги, подготовленных на случай обстрела по тылам позиций. И стали наблюдать. Впереди слышались пулеметные очереди, рев мотора и лязг гусениц. Танк двигался в сторону Наволока...

О появлении танков в районе обороны Едошин доложил в штаб полка. Его выслушал заместитель командира полка Александр Тимофеев и, подобрав группу добровольцев из 1-го батальона, вышел в район появления танков...

Вместе с разведчиками Едошина добровольцы засели в засаде, ждали появления танков.

На дороге показался один танк. Он двигался медленно, обстреливая из пулеметов дорогу и лес по сторонам ее... Вдруг на дороге раздался взрыв. Танк вздрогнул и остановился, подорвавшись на одном из фугасов. Стало тихо. Так прошло минут десять.

Но вот открылся боковой люк и из танка вылезли четверо: офицер и трое солдат. Они стали осматривать местность, потом повреждение. В этот момент красноармейцы-добровольцы Тимофеева и разведчики Едошина и захватили экипаж танка в плен... ».

Суммируя воспоминания 3 человек, написанные в разное время, можно с уверенностью сказать, что в описываемых событиях участвовал танк Mk-В, который имел экипаж в количестве 4 человек и имел боковой люк-дверь. Именно Mk-В мог быть отбуксирован танком Мк-5 с места взрыва, а не наоборот, из-за значительной разницы в весе и мощности двигателя. Именно танк Mk-В впоследствии был отремонтирован в Москве одним из первых. Экипаж танка не был захвачен в плен, так как по свидетельству участника событий Рослякова, которого мы уже цитировали, «в те же часы минуты был сдан белым Наволок».

То, что танк взрывом фугаса не был надолго выведен из строя, а получил лишь незначительные повреждения, подтверждается и дальнейшими событиями.
Изучая приказы «Главнокомандующего всеми русскими вооруженными силами на Северном фронте» генерал-лейтенанта Миллера о награждении отличившихся в боях, можно точно установить, что описанные события действительно произошли 28 ноября 1919 г. Как изложено в приказе «за то, что в бою 28-го ноября с.г. по дороге Дениславское - Наволок, под действительным и сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем противника, выполнили блестяще возложенную на танк задачу, последствием чего был достигнут большой боевой успех», Георгиевским крестом 2-й степени были награждены подпрапорщик Петр Башловкин и рядовой доброволец Иван Рекстин, Георгиевским крестом 3-й степени был награжден подпрапорщик Эдуард Сабек.

С аналогичной формулировкой были удостоены к Георгиевскому кресту 4-й степени подпрапорщик Михаил Синцов, рядовые Дмитрий Широкий, Леонтий Пашутинский, Николай Терентьев. Удостоились Георгиевской медали 4-й степени «за то, что... исполняя необходимые вспомогательные обязанности по выполнению задачи возложенной на танк, выказали выдающееся самоотвержение и мужество» старшие унтер-офицеры Георгий Лапин и Павел Тараканов, рядовые Александр Маньшуткин и Михаил Хабаров.

Следующее событие не попало в сводку, но стало известным из другого приказа о награждении. 29 ноября ночью в бою под Наволоком большевики контратаковали танки. Первым обходной маневр большевиков для контратаки танка обнаружил телефонист офицера-наблюдателя, канонир Георгий Андронов, который находился в передовых окопах. За проявленное мужество он был награжден Георгиевской медалью 4-й степени.

За боевое отличие в этом бою были награждены танкисты: старший унтер-офицер Анисий Тюриков Георгиевским крестом 2-й степени и подпрапорщик Михаил Синцов Георгиевским крестом 4-й степени. Они из танковых пулеметов отразили атаку противника. Старшие унтер-офицеры Глеб Звягин и Алексей Кваша, приняли бой на открытой местности и за свое мужество удостоились Георгиевской медали 4-й степени. В этом же бою подпрапорщик Петр Пташкин «из орудия в танке выбил прислугу при большевистской противотанковой пушке и своим дальнейшим огнем обратил противника в бегство из передовых окопов», за что был удостоен Георгиевского креста 4-й степени.

Из сводки за 1 декабря нам известно, что оба танка снова участвовали в бою: «При содействии блестяще работавших танков нами заняты деревни Тетерина, Фалева, Матвеевская, Погост Перебежский, Польская и Попова».
В эти дни приказом Главнокомандующего «за боевые отличия награждается орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» прапорщик 1-го Автомобильного дивизиона Павел Настюков».

Последнее упоминание, содержащее сведения о нахождении танков в рядах действующей армии, мы находим опять же в Приказе Миллера о награждении 15 солдат 6-го Северного стрелкового полка, которые в бою 7 декабря в районе 372-й версты «отбили все попытки большевиков обойти танк», а ефрейтор Вильгельм Дрихель и стрелок Алексей Костомолов удостоились награждения Георгиевским крестом 3-й степени за то, что в этом бою «под действительным и сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем противника своеручно исправили телефонную связь между танком и штабом батальона, чем оказали содействие общему успеху боя».

Уже после окончания действий танков на фронте приказами Главнокомандующего от 11 декабря 1919 г. и 4 января 1920 г. «за боевые отличия» старшие унтер-офицеры отделения танков 1 -го автомобильного дивизиона Георгий Лапкин, Глеб Звягин, Николай Хвиюзов, Павел Тараканов, Алексей Блинов, Алексей Кваша и унтер-офицеры Анисим Тюриков и Леонтий Пашутинский были «переименованы в подпрапорщики».

Проанализировав имеющуюся информацию, с уверенностью можно сказать, что танки на Северном фронте применялись активно и успешно.
В Гражданской войне при отсутствии сплошного фронта маневр, казалось бы, должен был играть главенствующую роль для успеха. Но на Севере из-за сильной заболоченности местности и труднопроходимых лесов фронт с непосредственным боевым соприкосновением был образован только по руслам крупных рек, текущих с юга на север, а также вдоль линии железной дороги и Петербургского тракта.

Примеров маневра крупных войсковых соединений на Севере, приведших к серьезному успеху и соответствующему изменению расклада сил немного: это поход партизан на Онегу и обходной маневр белых на реке Емца, которая, по мнению красного командования, должна была стать непреодолимой преградой и долговременным рубежом обороны.

Фактически маневренная война на Севере началась лишь осенью 1919 г., когда белые, подойдя к станции Плесецкой, сумели объединить силы трех фронтов: Селецкого, Железнодорожного и Онежского. В результате этого на достаточно узком участке, ограниченном с запада долиной реки Онеги, а с востока Петербургским трактом, было сконцентрировано с обеих сторон большое количество войск на обжитой, обустроенной территории с развитой сетью грунтовых дорог.

Конечно, в теории, недостаток свободы маневра должен был затруднить действия танков, но явный недостаток противотанковой артиллерии у Красной армии и использование безоболочечных фугасов как основного средства для борьбы с танками создало благоприятные условия для успеха танковых атак. Кроме того, использование танков на железнодорожном направлении обеспечивало возможность быстрой переброски, своевременного подвоза топлива, ремонта и обслуживания машин. То, что генерал П.Н. Врангель считал недостатком танков («танки, тесно связанные в своих действиях с железной дорогой, приковывали армию к последней»), благодаря особенностям северного театра военных действий обернулось достоинством или, по крайней мере, не стало недостатком.

А вот свидетельство о последнем дне танков в армии Миллера. О событиях 19 февраля 1920 г. в Архангельске рассказывает Борис Соколов в своей книге «Падение Северной области»:
«Но вот отдан приказ об отплытии.
Полное утро. Скоро 9 часов.
Медленно раскачивается «(Козьма)Минин», расталкивая двинской лед.
- Стойте. Стойте.
На пристани появились танки. Из них выскочила группа офицеров. Это забытые танкисты, узнавшие об «эвакуации» только сейчас.
На «(Козьме) Минине» начинается обсуждение, возвращаться ли к пристани, или уезжать:
- Надо спешить! Каждая минута дорога.
Кто-то говорит: «Как бы танкисты не открыли пальбу по нас».
Наконец решено причалить. Снова подплываем к пристани и забираем группу танкистов».

Так закончилась история английских танков на Северном фронте Гражданской войны.

21 февраля 1920 г. регулярным частям Красной армии, вступившим в Архангельск, достались в качестве трофеев оба танка: Мк-5 с бортовым номером 9085, и Мк-В № 1613, стоявшие на Соборной пристани города.
В Красной армии. Дальнейшая судьба этих машин сложилась по разному. Мк-5 был зачислен в 1-й танковый автоброневой отряд под номером 2Б (второй большой), что дает основание считать его одним из первых трофейных танков, введенных в боевой состав Красной армии. Он участвовал в боях на Южном фронте против врангелевских войск, затем нес службу в одной из частей Московского военного округа, принимал участие в маневрах 1922 и 1925 гг. С вооружения он и подобные ему танки были сняты в 1930 г. В Советской армии эти танки состояли на вооружении под названием «Рикардо».

Mk-В - единственный из 45 танков, выпущенных англичанами, также состоял на вооружении Красной армии. Еще в Архангельске к параду в честь освобождения города на его покрашенном в белый цвет корпусе были нарисованы большие красные звезды на лобовом листе брони и башне. Из Архангельска он был вывезен в Москву. В 1921 г. танк прошел ремонт на Броневом авторемонтном заводе в Филях, где, вероятно, и были исправлены повреждения от взрыва фугаса, там же он был окрашен зелеными камуфляжными пятнами по проекту дизайнера-авангардиста Александра Родченко. После недолгих лет эксплуатации в войсках он использовался в качестве подвижной мишени для обучения расчетов противотанковой артиллерии.

21 февраля 1940 г. в Архангельске на проспекте Павлина Виноградова, рядом со зданием краеведческого музея, был торжественно открыт памятник - танк Мк-5 «самка» № 9303.

Здесь придется развенчать еще одну легенду. Танк был не той машиной, которую захватила в Архангельске Красная армия. Это оказался один из трофеев, захваченных советскими войсками на Южном фронте. После снятия с вооружения в 1930 г., танк не использовался. 2 марта 1938 г. начальник Автобронетанкового управления Красной Армии комкор Павлов доложил наркому обороны Ворошилову свои предложения по использованию снятых с вооружения танков. В этом документе имеется следующий интересный для нас фрагмент:
«В РККА имеются устаревшие танки разных типов, опытные образцы отечественного производства, образцы, полученные за границей и трофейные, из них: ... Риккардо - 15 шт....

Все эти танки не на ходу, без вооружения, хранятся на окружных и центральных складах и войсками не используются.

Эти танки считаю необходимым использовать следующим образом:
1. Танки \"Рикардо\" в количестве 14 шт. передать по 2 шт. городам:
Смоленск, Ростов-на-Дону, Харьков, Ленинград, Киев, Ворошиловград и Архангельск для использования их как исторических памятников гражданской войны.
2. Сосредоточить на НИАБТ полигоне и хранить как музейные экспонаты все типы танков: Рикардо - 1 [шт]... ».

Из упомянутых Павловым 15 машин 13 хранились на складе № 37. В сентябре 1938 г. на склад из Главного Автобронетанкового Управления Рабоче-крестьянской Красной армии поступило распоряжение, в котором предписывалось: «С получением сего сдать на НИАБТ полигон, не вынимая моторов и других деталей: Т-18 - 1, Т-24 - 2, Т-41 - 1, Виккерс - 1, Т-34 - 1, Карден-Лойд - 2, Рикардо - 1. Оставшиеся танки Рикардо в количестве 12 шт. отправить без разборки по нарядам 4 отдела АБТУ».

До наших дней в России сохранилось всего 2 танка Мк-5 - один в Архангельске и второй в Бронетанковом музее в Кубинке под Москвой. Еще 3 танка из распределенных в 1938 г., находятся на Украине: 1 в Харькове и 2 в Луганске, но пулеметный танк Мк-5 «самка» - единственный, уникальный.
ПЛАКАТЫ ВРЕМЕН I-Й МИРОВОЙ ВОЙНЫ






Комментариев нет:

Отправка комментария