воскресенье, 17 января 2021 г.

Самая притягательная песня первого года Короновирусной Эры

Среди множества хороших песен, услышанных мной в первый год Короновирусной Эры одну композицию все же хочется выделить особо. И не потому, что эта композиция напоминает мне о том мире, который мы потеряли, когда зловещая клика ковид-фашистов, выпустив на свободу, искусственно выведенную заразу, объявила населению планеты тотальную войну и начала утилизацию бесполезного человеческого материала при помощи изобретенного ими варварского противоядия.

Нет, дело не в этом. Хотя и в этом тоже. Просто я от этой вещи шалею, как кот от валерьянки. Стоит только мне услышать ее чарующие звуки, как я тотчас впадаю в гипнотический транс, так что даже не могу шелохнуть ни одной из своих многочисленных конечностей, пока не дослушаю ее до конца.

А когда композиция подходит к своей финальной точке, то ставлю ее снова и снова, пока, наконец, действие волшебного магнетизма этой чарующей музыки от многочисленного повторения не ослабнет настолько, что я уже могу выскочить из поля ее внеземного притяжения. Удивительная вещица.

Если бы мне было свойственно разбрасываться громкими словами и пафосными эпитетами (а мне свойственно), то я бы назвал это песенное сочинение эпохальным шедевром песенного жанра по своей внеземной гениальности. Ведь она на голову превосходит любую из самых раскрученных песенок из битловского мега-альбома «Джаз-оркестр клуба одиноких сердец Сержанта Перца». Но поскольку, сегодняшним утром, которое началось для меня лишь после того как обленившееся зимнее солнце завалилось за линию горизонта, я как минимум трижды встал с левой конечности, то ничего подобного я вам не скажу, как ни просите.

Теперь мне остается лишь объявить (простите чистосердечно, что я забыл сделать это с самого начала), что называется композиция «Rapariga Da Banheira», а исполняет ее группа немецких электропоперов, величающих себя «Lali Puna». Вокальным олицетворением этого коллектива является родившаяся в южнокорейском городе Пусан певица с фантастически обворожительным голосом по имени Валери Трабеляр.

Вот вроде бы и все. Ах, да… Песня исполняется на португальском языке, что уже само по себе делает эту композицию как минимум неординарной среди тоталитарного засилья музыкальной продукции с англосаксонской лирикой, для написания которой используется всего лишь двадцать шесть букв, что явно недостаточно для создания по-настоящему выдающегося музыкального шедевра.


Комментариев нет:

Отправка комментария